На протяжении года премьерства Гройсмана из его уст никогда не звучала прямая критика Тимошенко. Даже когда его намеренно подводили к этой критике,  он избегал реплик в ее адрес; говорил о «попередниках» («предшественниках»), употреблял эвфемизмы, но никогда имени Юлии Владимировны не называл. И недавнее публичное обвинение им героини первого майдана, как «мамы украинской экономической слабости, уничтожения украинской независимости, коррупции, популизма и неэффективности», прозвучало вызовом. О том, что может стоять за этим выпадом премьера — эмоциональная реакция на то, что ЮВТ пыталась внести в парламент постановление о его отставке или объявление войны, мы спросили у политолога, директора украинского института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника.   

«То, что он так резко высказался о ней, как о «маме коррупции», забыв, правда, о папе и отпрысках этого процесса, говорит о том, что перейден рубикон каких-то отношений между властью и Тимошенко. Вероятно, раньше была надежда на то, что Юлия Владимировна может вернуться в коалицию, сегодня эта надежда ушла, и мы видим открытый конфликт без возможностей  отступления. Если ты в адрес человека публично бросаешь обвинения, то вряд ли будешь работать с ним в правительстве. Да и общество в такой ситуации не поймет обоих», — полагает аналитик.    

Сейчас мы являемся свидетелями открытой фазы конфронтации между оппозиционными политическими структурами в парламенте и правительством. 14 апреля истекает годичный иммунитет, который был дан кабинету министров после утверждения его программы деятельности, и сегодня уже дан старт подготовительному периоду рассмотрения вопроса о его отставке.  

«Я думаю, что первый раунд борьбы Тимошенко выиграла вчистую. Несмотря на то, что Гройсман обвинил ее в коррупции, Юлия Владимировна как человек, который профессионально занимается политическим айкидо, начала обвинять его как премьера в неэффективных действиях. И она выиграла общественное мнение»,  — считает политолог.  

Безусловно, потенциал  Гройсмана выглядит мощнее: он занимает кресло премьера и представляет партию президента. Но проблема в том, что Владимир Борисович не самостоятельный игрок в отличие от Тимошенко, у него очень маленькая собственная команда и весьма ограниченные личные ресурсы. И посему в рамках торгов, как по результатам визита в США, так и по результатам формирования нового политического цикла, Гройсмана могут заменить, как выполнившую свою функцию техническую фигуру.

Итак, Гройсман остается техническим премьером при президенте Порошенко. Тактически он сильнее Тимошенко, но стратегически намного более выгодное положение сейчас у лидера «Батькивщины».

Скорее всего, Гройсман не доработает до конца 2017 года. Изменится ли позиция США, начнутся ли досрочные парламентские выборы или президент начнет возвращать в коалицию ранее вышедшие оттуда партии — радикалов и «Самопощь», — в любом случае Порошенко придется торговаться, и премьер может стать жертвой этих торгов.

На его месте может оказаться компромиссная фигура между президентом и новыми игроками коалиции, но не исключен и представитель другой политической силы.

Сегодня среди основных претендентов на премьерское кресло эксперты называют депутата от БПП, бывшего банкира и экс-коменданта евромайдана Степана Кубива, нынешнего Генпрокурора Юрия Луценко, а в некоторых сценариях и секретаря СНБО Александра Турчинова. Вполне возможно, что новым премьером станет лидер «Самопомощи» Андрей Садовой, которому ранее предлагалась эта должность.