Эксклюзив

Мир ценой раздела Украины

Пётр Сафонов
автор Ukraina.ru

350 лет Андрусовскому договору

По форме — перемирие. По сути — мир

350 лет назад произошло важнейшее событие в истории России и Украины, однако юбилеи его никогда не отмечались. В деревне Андрусово под Смоленском выдающиеся дипломаты своего времени Афанасий Ордин-Нащокин и Ежи Глебович подписали договор между Россией и Речью Посполитой, который прекратил самую долгую русско-польскую войну в истории. Войну, ставшую в 1654 году неизбежной после принятия в состав России большой части нынешней Украины.

Сейчас этот документ принято называть Андрусовским перемирием. Однако слово «перемирие» в нынешнем значении вызывает ассоциации лишь с договоренностью о прекращении огня, которая к тому же на практике плохо соблюдается, как, например, Минские соглашения. А документ, подписанный тогда, официально назывался не перемирием, а мирным договором, правда, рассчитанным на срок до июня 1680 года. И хотя окончательный мир был подписан лишь в 1686 году, военные действия все равно и не возобновлялись. К тому же тот договор, подписанный в Москве, подтвердил в основном положения перемирия. Поэтому именно Андрусовское соглашение считается рубежной вехой в истории.

Что досталось России

Итоги войны были, бесспорно, выгодны для России. Она возвращала Смоленск, Чернигов и сопредельные с ними территории, которые Польша захватила в Смутное время, а Россия официально уступила в 1618 году. Также Польша уступила Левобережную Украину, а фактически и Киев. По этому договору нынешняя столица Украины, должна была оставаться под контролем России лишь два с половиной года, но в итоге город полякам так и не передавали, а в 1686-м Речь Посполита окончательно уступила его за компенсацию в 146 тысяч рублей. Поскольку в тогдашнем рубле было 30 граммов серебра, то за владение Киевом отдали 4,38 тонн этого металла (по нынешним биржевым ценам столько серебра стоит менее 2,5 миллионов долларов).

В то же время Россия приобретала меньше, чем хотела, когда вступала в войну. Она не смогла выйти к Балтийскому морю, вынуждена была оставить территории, завоеванные в нынешней Латвии и Белоруссии: Динабург (ныне Даугавпилс), Витебск, Полоцк, а главное — сохранила лишь часть Украины, которая перешла ей в подданство при Богдане Хмельницким.

Но здесь надо хорошо понимать, что именно присоединялось в 1653-1654 годах. А это лишь меньшая часть нынешней Украины. Ведь речь шла только о территории трех польских воеводств (Брацлавского, Киевского и Черниговского), которые по Зборовскому миру стали автономной территорией с полковым устройством, позже названную историками Гетманщиной. Эти земли на западе простирались лишь по Житомирскую и Винницкую области включительно. А на востоке доходили до середины Сумской области и восточной границы Харьковщины. Дальше к востоку была Россия. Нынешняя Кировоградская и Днепропетровская области не имели городов, а были скудно заселенными территориями, фактически подконтрольными Запорожской сечи. Она по этому договору переходила под совместное русско-польское управление «на общую их службу от наступающих басурманских сил». Дальше к югу начинались кочевья ногайцев и татар. То есть при Богдане Хмельницком присоединялась территория размером лишь в 42% от нынешней Украины (без учета Крыма).

Картина "Портрет Богдана Хмельницкого"

Малоизвестная война

Несмотря на в целом успешный результат, история этой 13-летней войны в России, а еще больше в СССР, освещалась скромно. Северная война, походы Суворова, наполеоновские войны, оборона Севастополя были хронологически ближе. Конечно, это важнейшие события русской истории. Но на их фоне не должны теряться ни 18 дней обороны Глухова (1664 год), о который обломал зубы один из лучших полководцев Европы и будущий польский король Ян Собеский, ни взятие русскими войсками Смоленска в 1654-м, ни блестящая победа под Каневом в 1662 году.

А в Советском Союзе тема этой войны была не запретной, но не поощряемой. В популярной истории гораздо больше говорилось о победах Богдана Хмельницкого до Переяславской Рады, чем о том, что последовало в ближайшем будущем. И замалчивали эту войну не столько потому, что пришлось бы говорить и о тяжелых поражениях русских войск, как под Чудновом (1660), а главное о массовом участии в этом конфликте украинских казаков не только на русской, но и на польской стороне. Да и привлекать внимание к битвам с тогдашним союзником по Варшавскому договору, Польшей было не слишком желательно.

Что пишут сегодняшние учебники

А ведь события той войны интересны не только как захватывающий исторический сюжет, но и примечательными аллюзиями с днями сегодняшними.

Так, в учебнике истории для украинских восьмиклассников, написанном Анной Швыдько, об Андрусовском перемирии сказано: «Московское государство и Польша подписали перемирие на 13,5 лет. Украинских представителей в Андрусово не пригласили, хотя дело, что решалось там, имело чрезвычайно важное для Украины политическое значение. Без ведома гетмана Украина была разделены пополам по Днепру: Левобережье закреплялось за Московским государством, а Правобережье — за Польшей».

Школьникам также предлагается ответить на вопрос, почему это перемирие было для Украины трагедией. Правда, если ученик начитан в истории, он может задать учителю неприятные вопросы, ответы на которые учебник не дает. Например, с каким гетманом надо было консультироваться в Андрусово? С левобережным — Иваном Брюховецким, или с правобережным — Петром Дорошенко. Кто из них легитимней? И вообще имел ли кто-то из них представление об Украине в нынешнем понимании этого слова, а не как о трех бывших воеводствах Речи Посполитой, о которых шла речь выше.

Впрочем, выраженное в учебнике понимание Андрусовского мира появилось не сегодня. Во многом схожие мысли полутора веками ранее писал и такой известный историк как Николай Костомаров в книге о царе Алексее Михайловиче:

«Андрусовский мир считался в свое время успехом. Действительно, Россия приобрела то, чем владела до смутного времени, и даже несколько более; но эти приобретения были слишком ничтожны, сравнительно с потерею нравственного значения государства. Достигши цели стремления многих веков, овладевши почти добровольно теми древними областями, где начиналась и развивалась русская жизнь (речь о Правобережье Украины —ПС), потерять все это — было большою утратою и унижением. Андрусовский договор носил в себе зародыш тяжелых бедствий, кровопролитий и народных страданий на будущие времена. Несчастная Малороссия испытала прежде всего его пагубное влияние. Эта страна, выбившись с такими усилиями из-под чуждой власти, соединившись добровольно с другой половиною Руси и, несмотря на жестокую борьбу с поляками, стоившую ей много крови, еще довольно населенная и в некоторых местностях цветущая, ни за что не желала возвращаться под власть поляков и потерпела такое опустошение, что через несколько лет плодоносные поля ее, начиная от Днепра до Днестра, представлялись совершенно безлюдною пустынею, где только развалины людских поселений да человеческие кости указывали, что она была обитаема».

Цена войны

То есть Костомаров упрекает Россию за то, что она перестала бороться за Правобережье, не ставя вопрос, чем бы дело кончилось если бы царь действовал в духе его советов. И не только для России и Украины, а для Европы. Ведь если бы Россия и Польша воевали и дальше, то вряд ли армия Яна Собесского пришла бы в 1683 году под Вену, где остановила османскую экспансию. При таком альтернативном историческом варианте зеленое знамя с полумесяцем наверняка взвилось бы не только над Веной, но и над Мюнхеном и Прагой (маленький тогда Берлин был бы вряд ли интересен туркам).

Но оставим Европу. Костомаров, осуждая царя, приписывает всем малороссам прорусские симпатии, хотя, безусловно, как историк знал, сколько тысяч людей с Правобережья сражались за Речь Посполитую не за страх, а за совесть. Об этом немало написано в других его трудах. Знал он и какого напряжения стоила эта война — так в России пришлось чеканить медные деньги, что вызвало массовое недовольство. Ну а самое главное — то, что о цене войны не задумывались ни современные авторы учебников, ни Костомаров, ни в советские времена, когда с одной стороны провозглашали мир величайшей ценностью, а с другой стороны, скрывали ужасы войн минувших времен, отмечая лишь героическую сторону восстания Хмельницкого.

Для того же, чтоб увидеть истинное лицо тех войн, надо читать создателя украинского алфавита Пантелеймона Кулиша, которого не переиздавали ни в СССР, ни в современной Украине. Вот как, опираясь на мемуары современников, описывает он поход армии польского короля Яна-Казимира по нынешней Винницкой области в 1653 году:

«Войско выступило в поход к Бару и шло все безлюдными местами, точно вернулось назад целое столетие, когда колонизация не смела двинуться дальше Бара в неведомые никому наши пустыни… Дорога (писали королевские спутники) была похожа на «грязное кладбище». Народ разбежался по лесам. От многолюдных недавно еще городов оставались недогоревшие развалины, и от богатой Подолии уцелело только небо да поле. Богуслав Радивил, в своей автобиографии, сохранил две, особенно поразившие путников черты Бара. Один жолнер, заблудившийся в буковинских лесах, ползал здесь перед ними на коленях, не находя пищи девятые сутки. Четырехлетняя девочка лежала уже шесть дней на дороге у падали, которую грызла собака и в которую несчастная малютка запускала свои рученки. Девочка казалась здоровою, но, испив теплого супу, тотчас умерла».

Напомню, к этому моменту война шла уже 5 лет, после этого она продолжалась еще 13 с половиной лет. Жаль только Кулиш довел свою историю до Переяславской Рады, но понятно, что к 1667 году такие картины стали еще более распространенными. А ведь Украина — это, прежде всего, не территория, а обычные люди, о которых забывают историки, сосредоточившись на правителях и полководцах. А правители и полководцы забывали о них еще больше.

«Большой патриот», отдающий в рабство

Но все таки одно дело не щадить собственных солдат на поле боя или грабить мирных жителей для снабжения армии, а другое дело отдавать своих соплеменников и подданных в рабство. Русские цари такого не делали, но и польский король Ян-Казимир и многие украинские гетманы, включая Богдана Хмельницкого до Переяславской, Рады расплачивались так с татарскими союзниками за военную помощь.

Ян II Казими́р Ва́за — последний, третий король польский и великий князь литовский из династии Ваза, князь опольский, также в 1648—1660 годах именовал себя королём Швеции

Однако, если в случае с Яном-Казимиром речь шла о людях, которые были для него иноверцами, хотя и подданными, то гетманы расплачивались православными единоверцами. Правда, признававшие российскую власть гетманы такого не делали, ибо в том конфликте Россия никогда не выступала в союзе с Крымским ханством и Османской империей.

А вот герой нынешних школьных учебников гетман Петр Дорошенко к такой практике прибегал чаще, чем кто-либо. Не признавая Андрусовского перемирия, он и до него не стремился к соединению с Россией — еще в 1665 году расстреляв вождя пророссийских повстанцев на Правобережье, полковника Брацлавского Василия Дрозденко. Уже тогда он сделал ставку на турок и татар. И если благодаря Андрусовскому перемирию жители Левобережья избавились от кошмара войны, то вот во что превратилась гетманская столица Дорошенко в 1675-м, то есть через восемь лет после Андрусовского перемирия: «Сам Чигирин, по свидетельствам очевидцев, превратился в какой-то страшный невольничий рынок: татары публично перепродавали захваченный на левом берегу христианский полон, в чем им, как рассказывают, помогали сами чигиринцы. Город страдал от недостатка хлеба, не сеяли уже два года, а окрестности терроризировали голодные отряды татар. Все проклинали гетмана… »

Это пишет один из лучших современных украинских историков Наталья Яковенко. Но ее книга адресована взрослым, а восьмиклассникам сложно ответить на вопрос упомянутого учебника: «Почему народные массы были недовольны тем, что большой патриот Украины гетман Дорошенко опирался на военную помощь татар?». Похоже, легче всего им сказать о религиозных различиях. Ведь о том, как гетман отдает в ясырь, то есть в рабство, украинцев — учебник ничего не сообщает.

Правда тот же учебник упоминает, что по Бучачскому миру Турции с Польшей (1672), турки приобрели Подолье и часть Галиции. Тогда нынешняя Хмельницкая область и части Винницкой, Тернопольской и Черновицкой стали Подольским вилайетом Османской империи под прямым управлением султана. Только в отличие от Андрусовского перемирия, это расчленение Украины в учебнике не называют трагедией, а также не акцентируют внимания на том, столько украинских подданных помог приобрести султану «большой патриот Украины гетман Дорошенко».

Гетман заслужил такую оценку националистических историков за мечты объединить территорию Гетьманщины. Но для народа его правление было куда большей трагедией, чем сам территориальный раздел, который фактически произошел задолго до Андрусовского мира. И народ массово бежал на Левобережье под власть Москвы.

Вот что пишет об этом Михаил Грушевский в «Истории украинского народа»: «Дорошенку это запустение Украины наносило последний удар; напрасно он прибегал к крайним мерам террора — громил ватаги переселенцев, отдавал их в неволю татарам — эмиграция шла со стихийной силою, и уже в 1675 г. Самойлович (гетман Левобережной Украины — ред) доносил в Москву, что за Днепром осталось очень мало населения».

Причем бежали не только на Гетманщину, но и на собственно русские земли, прежде всего Слободскую Украину, которая тогда включала и части нынешней Белгородской и Воронежской областей. Бежать туда начали еще с началом восстания Хмельницкого (именно тогда в частности и был основан Харьков), ибо множеству людей хотелось не воевать, а избежать бедствий войны, так красноречиво описанных Пантелеймоном Кулишом.

 

опрос

Оцените дизайн сайта Украина.ру

-2-1012
Яркий
Скучный
Понятный
Непонятный
Удобный
Неудобный
Привлекательный
Отталкивающий
Сложный
Простой
Мнения