Тяжело представить что-то более грязное, чем выборы президента Франции. Думаю, в этом все убедились 6 лет назад. Если помните, тогда фаворитом президентской гонки был лидер Международного Валютного Фонда Доминик Стросс-Кан. Опрос, проведенный 12 мая 2011 года, показал, что он лидирует с результатом 26%, а у его ближайших преследователей (Николя Саркози и Марин Ле Пен) было по 22%. А уже 14 мая разгорелся сексуальный скандал с нью-йоркской горничной, похоронивший карьеру Стросс-Кана. Спустя всего несколько месяцев все обвинения против него были сняты, но кого в тот момент невиновность опороченного политика интересовала? Очень своевременные обвинения, оказавшиеся пшиком, привели к власти невзрачного Франсуа Олланда, чьи рейтинги до того всерьез не котировались.

Сейчас мы наблюдаем во Франции похожую картину. До выборов еще два с лишним месяца, а мы уже видим, как по основным кандидатам наносится один грязный удар за другим. Еще по состоянию на прошлую неделю безусловным фаворитом первого тура была лидер Национального Фронта Марин Ле Пен, безусловным лидером второго тура — неожиданный выдвиженец от республиканцев Франсуа Фийон. Скажем, по опросу IPSOS от 20 января, Ле Пен получала 27%, Фийон — 26%, а остальные кандидаты где-то далеко глотали пыль из-под подошв лидеров. Во втором туре, согласно этому опросу, Фийон должен был победить свою соперницу с разрывом в 24% голосов.

Казалось бы, у их соперников шансов никаких — как и 6 лет назад у Стросс-Кана. Но такой результат не с руки многим во Франции и за ее пределами. Ни Фийон, ни Ле Пен не устраивают либеральный истеблишмент. Скажу прямо, практически все либеральные СМИ Запада на протяжении последних 2-3 лет усиленно раскручивали молодого (в декабре ему исполнилось только 39 лет) Эмануэля Макрона, сформировавшего под свои выборы движение «Вперед!» (En Marche!) с идеологически размытыми лозунгами в стиле «И нашим, и вашим».

Честно говоря, политический опыт у Макрона небольшой — он два года отбыл на должности министра экономики Франции, особо не запомнившись никакими реформами, прорывами или достижениями. Было видно, что усиленная раскрутка юного министра в либеральных СМИ — это долгая и скоординированная кампания. Чья? Ну, достаточно указать на то, что свою бизнес-карьеру Макрон строил в банке Ротшильда «Rothschild & Cie Banque». Это многое объясняет.

Даже несмотря на такую усиленную раскрутку Макрона, еще месяц-другой назад его рейтинги совершенно не котировались. Скажем, в ноябре рейтинг Фийона составлял 31%, Ле Пен — 24%, а Макрон мог рассчитывать лишь на 14%. Было ясно, что истеблишмент не удовлетворится такой ситуацией.

Компромат подан!

Как это принято во Франции, подтягивать кандидата от мейнстрима, не имеющего шансов, стали не столько путем его раскрутки, сколько уничтожением и компрометацией основных соперников. Фийону на этот раз решили не подкладывать горничных. Удар нанесли посредством популярного сатирического еженедельника «Le Canard enchaîné», опубликовавшего сведения о том, что кандидат от республиканцев на протяжении восьми лет присвоил более 800 тыс. евро бюджетных денег, оформив свою жену в качестве своего советника в бытность его депутатом и сенатором. Позже сюда же прибавили детей Фийона, которые тоже периодически что-то «советовали» папе. При этом якобы никто из его родственников никакой фактической работы не вел.

Возникает закономерный вопрос: а почему же «правдорубы» из якобы неангажированной и непартийной «Le Canard enchaîné» не поднимали эту тему раньше? Бывший премьер-министр Фийон был все время на виду, в 2016 году четко и недвусмысленно заявил о своем участии в президентской гонке, прошел длительные праймериз у республиканцев. Сведения о его советниках всегда были публичны и доступны. Почему же никто не обратил внимание на кумовство в штате столь известного политика?

Да потому что, на самом деле, никого во Франции это никогда не волновало. Депутатские и сенатские места там всегда расценивались как некая синекура, позволяющая хорошо пристраивать родственников — преступлением это не является и морально не осуждается. Давней недоброй традицией высших политиков этой страны стало создание фиктивных рабочих мест для обеспечения либо своей частной жизни, либо своих предвыборных кампаний.
Достаточно вспомнить аналогичную историю с бывшим президентом Жаком Шираком. Почти 20 лет проработав мэром Парижа, он создал десятки, если не сотни рабочих мест, которые многие считали фиктивными, обеспечивая свои предвыборные кампании. Все это знали, об этом много и не раз писали, что не помешало Шираку стать президентом Франции. И лишь затем получить головную боль в виде процессов, условного наказания и еще более условного штрафа размером 1 евро.

Другой мэр Парижа Жан Тибери как-то пристроил свою жену Ксавьер на непыльную работенку — она составила доклад по децентрализации, получив за это 200 тыс. франков. Как показал анализ, 36-страничный доклад был ни о чем, с массой ошибок и скомпилирован из уже известных данных. Ну, и ничего! Пошумели да разошлись.

То есть повторюсь, для Франции это — обычное явление, таких примеров пруд пруди. И если бы кто-то подобное кумовство и пристраивание родственничков на тепленькие местечки считал чем-то из ряда вон выходящим, шум вокруг семьи Фийонов начался бы еще давно. Но нет, операция по его уничтожению была рассчитана с прицелом именно на выход президентской кампании к финишной прямой. Компромат дорог к выборам.

Деньги идут за политикой

Не случайно в то же самое время была запущена практически аналогичная кампания против Ле Пен. Руководство Европарламента, узнав о намерении Ле Пен провести референдум по выходу Франции из ЕС после своей победы на выборах, тут же запустило процедуру по обвинению ее в «растрате» средств. Причем, в отличие от Фийона, Ле Пен в качестве евродепутата действительно платила реальным сотрудникам — своей ассистентке и охраннику. И «вдруг» Европарламент, дождавшись финиша президентской кампании во Франции, якобы выяснил, что означенная помощница большую часть времени работала в Париже, а не в Брюсселе или Страсбурге, как того формально требуют правила, но на что все всегда закрывали глаза. В итоге с Ле Пен пытаются сбить почти 300 тысяч евро, дабы финансово связать ее по рукам и ногам в разгар кампании.
Обратите внимание, помощница работала на Ле Пен с 2010 по 2016 годы. Но только сейчас Европарламент решил потребовать деньги.

Вот такими методами решил нынче действовать европейский истеблишмент, вытягивая своих кандидатов наверх любыми правдами и неправдами. Результат не заставил себя ждать.

Моментально Фийон, согласно опросам компании Elabe, опустился на третье место, на три очка отставая от Макрона, занявшего вторую строчку рейтингов. Правда, согласно более репрезентативному опросу Ifop-Fiducial, последовавшему за тем, Ле Пен имеет сейчас 24,5%, а Фийон и Макрон сравнялись в рейтингах — по 20%.

Но факт остается фактом: потенциальный лидер президентской гонки Фийон может теперь, при сохранении подобных тенденций, не попасть во второй тур. Видно, что истеблишмент делает все для вытягивания Макрона за уши.

Причем стараются не только левые и либералы, к этой кампании подключились и представители консервативного истеблишмента, начавшие кампанию бешеного давления на Фийона с целью вынудить его покинуть президентскую гонку. Тот явно что-то готовит в ответ, умоляя своих коллег по партии подождать две недели. Кто знает, что он предъявит для возвращения былых позиций — то ли фолианты аналитических докладов, написанные его женой и сыновьями, то ли горничную в постели Макрона. В ходе столь грязной французской кампании можно ожидать чего угодно.