Эксклюзив

Эксперт: Эрдоган сейчас пытается создать новую Турцию с опорой на османские традиции

Александр Чаленко
Обозреватель Ukraina.ru

Завтра, 18 января, турецкий парламент, скорее всего, примет во втором чтении изменения Конституции, которые расширят полномочия президента. О том, что ждать России и Западу от Турции изданию Ukraina.ru рассказал российский ученый-тюрколог Евгений Бахревский

В последний год в Турции было неспокойно. В июле была предотвращена попытка военного переворота. В его организации Эрдоган обвинил своего бывшего соратника Фетхуллаха Гюлена, который в настоящий момент живет в США.

Наметился серьезный кризис в отношениях с Западом. Турецкому правительству не нравится, что в конфликте в Сирии американцы поддерживают тамошних курдов. Эрдоган подозревает, что американцы стоят и за спиной Гюлена.

Не проходит и месяца, чтобы в стране не произошел хотя бы один теракт.

Так, сегодня был арестован Абдулгалир Машарипов, уроженец Узбекистана, который расстрелял на Новый год посетителей одного из стамбульских ночных клубов. Всего было убито 39 человек. Порядка 70 человек получили ранения. У террориста были найдены 150 тысяч долларов. Предполагается, что это плата за теракт. Пока турецкие спецслужбы не могут сказать: является ли Машарипов членом ИГИЛ (организация, запрещенная в Российской Федерации) и действовал по его заданию или нет.

Эрдоган полагает: чтобы справиться со всеми этими внутренними и внешними угрозами, ему и нужно расширение полномочий.

- Получится ли у Эрдогана укрепить свою власть путем конституционной реформы, которая должна будет увеличить полномочия президента? Какие тут будут новации?

— Процесс перехода к президентской республике в Турции запущен. Прошло голосование в первом туре, для закрепления результата необходимо пройти второй тур. Голосование пройдет 18 января. Если пакет конституционных изменений получит 330 голосов, что не вызывает особых сомнений, то состоится референдум.

Правящая «Партия справедливости и развития» планирует провести его в марте или в апреле этого года.

Основные изменения касаются полномочий президента. Глава государства будет сам возглавлять кабинет министров. Должность премьер-министра упраздняется, вводится пост вице-президента. В прямое подчинение президента перейдут вооруженные силы и спецслужбы.

Полагаю, Эрдоган рассчитывает на широкую поддержку реформ со стороны населения. Референдум он выиграет, хотя, скорее всего, и не с впечатляющими результатами.

 

- На какие слои турецкого общества опирается сегодня Эрдоган?

— Основная социальная база Эрдогана — мусульмане. Это, прежде всего, традиционно религиозное население Центральной и Восточной Анатолии, малых и средних городов страны, сельское население, патриотически настроенная турецкая буржуазия («анатолийские тигры»). Причем это далеко не только турки.

За Эрдогана традиционно выступает значительная часть религиозно настроенных курдов и представителей других народов (лазов, черкесов и прочих). В большинстве крупных городов у Эрдогана также имеется немалая поддержка, но она колеблется от 30 до 50%. Слабее его позиции в Западной Анатолии — там избиратель обычно голосует за Республиканскую Народную Партию — партию Ататюрка. Совокупно по стране эта партия набирает в последние годы около 25% голосов.

В современной политической ситуации тесными союзниками Эрдогана выступают турецкие националисты, что значительно расширяет и так огромную электоральную базу.

- Эрдоган — это отход от кемализма в сторону умеренного исламизма?

— Эрдоган — это попытка создать новую, современную Турцию с опорой на османские традиции.

— А что это за традиции?

— Османские традиции — это имперские традиции, берущие своё начало как в государствах классического ислама, так и в Восточной Римской империи.
Прежде всего, это отказ от европоцентризма, преодоление комплекса неполноценности по отношению к западной цивилизации. Это также преодоление национализма как типичного европейского продукта, насильственно привитого на турецкой почве.

- Как думаете: а может такое произойти, что при Эрдогане начнут сносить памятники Ататюрку, и его культ вообще перестанет существовать?

— Памятники уже начали потихоньку убирать. Визг стоял, но процесс идёт, но полностью Ататюрка не выкинут. Эрдоган утверждает, что тот был истинным мусульманином.

— Насколько сегодня сильны в Турции позиции Гюлена, учитывая масштаб репрессий, которые за последние полгода провел против его сторонников Эрдоган?

— Ещё несколько лет назад общины сторонников Фетхуллаха Гюлена в Турции были самыми массовыми религиозными общинами страны. Репрессии, обрушившиеся на подозреваемых в причастности к этим структурам, имеют главную стратегическую цель — подорвать экономическую базу движения. Полагаю, если в Турции структуры Гюлена будут вынуждены вести подпольную деятельность в течение нескольких лет без серьёзной финансовой поддержки, то они быстро перестанут представлять угрозу для власти. В то же время радикально сократятся финансовые возможности движения Гюлена за рубежом.

- Турция сегодня предсказуемая страна? Не получится ли так, что она снова начнет сбивать российские самолеты и закрывать "Турецкий поток"? Насколько новый российско-турецкий альянс прочен?

— Российско-турецкий альянс, несомненно, перспективен и взаимовыгоден. Насколько прочным он может быть со страной, которая подвергается постоянным атакам на саму государственность? На данном этапе в наши объятия Эрдогана толкнула смертельная опасность для Турции как для государства, которую он отчетливо осознал.

Думаю, России следует строить отношения с Эрдоганом как с представителем одной из политических сил современной Турции. При этом не следует пренебрегать развитием связей с другими общественно-политическими силами страны.

Дружить не с начальством, что просто, но крайне ненадёжно, а с обществом, с разными его фрагментами и силами: с левыми и правыми, с бизнесом и творческой интеллигенцией, с турками, курдами, черкесами и крымскими татарами, с суннитами, алавитами и христианами.

Со всеми этими силами у России есть огромный потенциал для диалога и сотрудничества. И не следует бояться, что Эрдоган может на нас за это обидеться. С ним же в такой ситуации разговаривать будет проще.

- Сможет ли Россия договориться с Турцией по Сирии в Астане?

— Переговоры в Астане — начало крайне сложного процесса. Россия с Турцией там могут договориться (думаю, все основные договорённости уже имеются). Сможем ли мы заставить договориться стороны сирийской гражданской войны?

Тут нет никакой уверенности, так как я сомневаюсь, что Россия имеет достаточный контроль над действиями Дамаска, а Турция — над теми или иными оппозиционными группировками. При этом в Сирии действует ещё целый ряд сил, не ассоциированных ни Россией, ни с Турцией.

- Каково на сегодняшний день влияние Турции в странах Средней Азии?

— Влияние Турции в Средней Азии никогда не было особенно сильным, даже в период расцвета пантюркизма — в первой половине 1990-х годов. Сейчас это влияние вообще довольно незначительное.
Даже президент Киргизии, за которую Турция, по слухам, ещё недавно платила взносы в ООН, достаточно грубо отреагировал на требование разобраться со школами Гюлена.

- Готов ли Эрдоган и как, если готов, решать курдскую проблему?

— Никто в истории Турции не сделал для курдов столько, сколько сделал Эрдоган. При нём они фактически получили культурную автономию, СМИ на родных языках (курманджи и зазаки), преподавание языка в школе, университетские кафедры… В связи с обострением ситуации большинство этих СМИ, правда, были закрыты.

Но это не означает принципиального запрета, что было в порядке вещей при власти кемалистов и военных, когда за разговор по-курдски в общественном месте могли арестовать.
Эрдоган видит разрешение проблемы в предоставлении курдам (и всем прочим народам Турции) культурных прав, но не территориальной автономии. Этнический вопрос он вообще не считает существенным для человека.

В недавнем выступлении Эрдоган поделился воспоминанием о том, как он в молодости задавал вопрос отцу: «мы лазы или мы турки?». Ответ сводился к тому, что это не важно, главное — быть мусульманином. Полагаю, курдская проблема будет решаться с упором на общность мусульманских ценностей.

- Какой теперь будет политика Эрдогана в отношении крымских татар и Украины? Будет ли признание Крыма?

— В политике по отношению к крымским татарам и Украине принципиально ничего не изменится. На уровне риторики, проведения каких-нибудь курултаев и т.д. Турция будет их поддерживать. Но при этом, полагаю, будет явно меньше антироссийских акцентов. Экономическое сотрудничество будет развиваться.

Восстановление авиасообщения в принципе также возможно, но не думаю, что эти процессы пойдут быстро. Официального признания Крыма российским также не произойдёт.

- Каким теперь будут отношения Эрдогана с Америкой и НАТО?

— Это зависит от поведения США. Если США откажется от поддержки курдских сил в Сирии, то главное противоречие будет снято. Но не думаю, что американцы это сделают. К НАТО Турция до сих пор никаких существенных претензий не предъявляла. Мечтания о скором выходе Турции из этого альянса — только мечтания. Но определённая трещина в отношениях есть. Задачей России, я полагаю, будет внедряться и расширять эту трещину.

 

Материалы по теме
НовостиВизит президента РФ В. Путина в ТурциюЭрдоган заявил, что CША помогают ИГИЛПрезидент Турции Тайип Эрдоган сообщил, что у него есть подтвержденные данные с иллюстрациями, фотографиями и видео, которые подтверждают, что международная коалиция во главе с США оказывает помощь ИГИЛ
НовостиВстреча президентов России и Турции В. Путина и Р. Эрдогана в Санкт-ПетербургеЭрдоган ратифицировал соглашение по «Турецкому потоку»Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подписал закон о ратификации соглашения о строительстве газопровода «Турецкий поток», таким образом окончательно сняв все законодательные ограничения для реализации энергетического проекта
НовостиВизит президента РФ В. Путина в ТурциюЭрдоган передумал свергать АсадаЦелью военной операции Турции на территории Сирии являются только террористические группировки
НовостиВизит президента РФ В. Путина в ТурциюПутин и Эрдоган обсудили позицию Турции по СирииПрезидент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обсудили по телефону ситуацию в Сирии
Мнения