Торговля людьми, как говорится в документе, названа преступлением, которое "подрывает верховенство права и способствует другим формам международной организованной преступности".

Издание побеседовало с лидером украинского профсоюзного движения «Трудовая солидарность» Виталием Махинько, который рассказал нам, как часто украинские гастарбайтеры сталкиваются с таким явлением.

- Что такое «торговля людьми»? Что понимается под этим словосочетанием?

— Обычно простые граждане, которые никогда не сталкивались с этим позорным явлением, представляют себе торговлю людьми примерно так: человека похитили, заковали в цепи, перевезли через границу и заставили в этих цепях работать. Или в случае женщин, сдали их в секс-рабство.
На самом деле, никто никого не похищает. Люди едут добровольно. В современном международном понимании, когда говорят о «торговле людьми», то речь идет о трудовых мигрантах, которые работают нелегально, и в силу того, что в итоге работодатель ему умышленно отказывает в оплате — получается, работает бесплатно.

- Насколько, по вашему мнению, серьезна эта проблема? Как часто с нею сталкиваются украинские трудовые мигранты?

— Поверьте, это не только украинская проблема, но и вообще мировая проблема. Она существует во всех странах, куда приезжают трудовые мигранты. До половины таких мигрантов с нею сталкиваются во всем мире.

Правоохранительные органы всех государств не очень-то и спешат решать эту проблему, не хотят возбуждать уголовные дела по этому поводу. Просто ни одной стране в мире невыгодно признавать, что в ней идет торговля людьми.

Я, например, сталкивался с такой ситуацией в Польше, когда мы обошли три комиссариата, и во всех трех нам отказали принять заявление об этом. Сказали: обращайтесь в инспекцию по труду. Я им: но тут ведь дело не только в том, что человеку не заплатили, но и в том, что его принуждали работать, отобрали документы, психологически на него давили, чтобы заставить трудиться. Но все равно полиция в Варшаве не реагировала никак на наши обращения.

В России я не обращался в полицию с подобными заявлениями, но все равно сталкивался с пренебрежительным отношением к украинским заробитчанам со стороны полиции. Нам открыто говорили: ребята, вы тут никто, будете выступать, всех заберем в райотдел. Права качайте у себя, в Украине.
Примерно то же самое мне говорили и в Польше. Правда, не в полиции, а контролеры в транспорте, когда я по незнанию не смог прокомпостировать билеты. Мол, качайте права у себя, в Украине.

- А вообще предпринимаются в мире попытки бороться с этим позорным явлением?

— Я их не вижу. Я вам больше скажу: ужесточение законодательства по борьбе с торговлей людьми, как бы это парадоксально не звучит, еще больше ей способствует. Людей просто еще дальше загоняют в тень, а в тени они вообще бесправны.

При этом, что еще интересно. Как опять же не парадоксально это прозвучит, но украинское и российское законодательства лучше защищают нелегальных трудовых мигрантов, чем европейское, и в частности, польское законодательство.

Приведу пример. В Польше, если у вас нет легального контракта на работу, то вами и заниматься не будут. Мол, ребята, вы сами виноваты в том, что не легализовали свою трудовую деятельность. Так что до свидания. А вот на Украине, как только ты приступил к работе, ты сразу подпадаешь под защиту Трудового кодекса.
Хотя, как и в Польше, так и в России, система стоит на стороне работодателя. Например, инспекции по труду, как правило, в случае травмирования работника выносят решения не в его пользу, а в пользу работодателя. Работодатель не виноват, и всё.

- А как с правами украинских гастарбайтеров обстоят дела в Италии, Испании, Португалии, Чехии, где их относительно много?

— Поверьте, везде одинаково плохо — и в Европе, и в России. Работодатель имеет все возможности поступать с ними так, как ему вздумается. Причем, даже с теми, кто работает легально.

Вот представьте легального украинского гастарбайтера, который, чтобы уехать на работу в другую страну, занимает деньги. Приезжает. Получает разрешение на работу. Устраивается на работу, подписав при этом контракт. Работает два месяца… а в итоге ему никто не заплатит. Получается, что и он, и семья оказываются без средств к существованию, и долг на нем еще висит. И что ему делать в такой ситуации?

У него есть дилемма: или пытаться вернуть свои деньги, но как — чужая страна, он никого не знает, зачастую языка не знает, к кому обращаться за помощью, тоже не знает — или срочно искать другую работу.
Как правило, он выбирает второе.
Так вот, вопрос: подпадает ли такой случай под определение «торговля людьми»?
В общем, ситуация с правами трудовых мигрантов в мире остается до сих пор на низком уровне, и будет, как мне кажется, и дальше такой.
Так что трудовые мигранты — это самая бесправная часть рабочего класса, стоящая на самой низкой социальной ступени. Такое положение сложилось и в Украине, и в Польше, и в России. Они не имеют тех прав, которые декларируются. Декларации одни, а реальность другая.