Замкнутый четырехугольник

В нелегком процессе обмена пленными есть много подводных камней. Препятствия кроются, по версии украинской стороны, в правовом поле. Украинская готова обменивать пленных в тех случаях, где им это позволяет или не позволяет правовая база, которую Служба безопасности Украины, в частности активно подминает под себя.

Ссылаясь на верховенство права, сотрудники СБУ тем временем прибегают к постоянным манипуляциям с высоты своего служебного положения.
По сообщениям уполномоченного по правам человека ДНР Дарьи Морозовой, сотрудники Службы безопасности Украины в настоящее время вынуждают незаконно плененных жителей ДНР письменно отказываться от участия в обменах пленными.

«Довожу до сведения общественности, что в аппарат Уполномоченного по правам человека в ДНР поступает информация от лиц, незаконно удерживаемых украинской стороной, и их родственников о том, что сотрудники Службы безопасности Украины в принудительном порядке заставляют вышеуказанных лиц писать заявления об отказе от обмена, предусмотренного пунктом 6 Комплекса мер по выполнению Минских соглашений», — заявила Морозова.

Она также сообщила, что украинскими силовыми структурами также применяются методы запугивания и угроз с целью вынуждения отказа от обмена.

Ситуацию прокомментировала Ukraina.ru юрист Татьяна Монтян. По ее словам, имеет место и обратная ситуация, когда заставляют подписывать соглашение на обмен.

«Нашим властям, на что, а на право абсолютно наплевать. Случай, когда пленных Украины обменяли на пленных Украины (дело журналистки Елены Глищинской, которую обменяли на осужденных в России граждан Украины Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко), какие либо препятствия могут быть только выдуманными. Все отмазки на эту тему не стоят выеденного яйца. Они пытаются что-то выторговать, а в итоге все равно обменяют, никуда не денутся. У меня есть клиент, которого, наоборот, заставили согласиться на обмен. К нему приходили сотрудники СБУ, сказали написать заявление. Два отказались, один согласен», — сообщила Монтян.

Директор телекомпании "Новая волна" Елена Глищинская (Романова) была арестована СБУ в апреле прошлого года. Глищинскую обвинили в сепаратизме — она были в числе организаторов и активных участников «Народной рады Бессарабии». По словам председателя СБУ Виталия Грицака, это было частью плана дестабилизации, который российские спецслужбы начали реализовывать год назад. В дальнейшем беременной журналистке приписывали план осуществить политические убийства (в частности народного депутата Алексея Гончаренко), взорвать мосты и отрезать юг Одесской области от остальной территории Украины, ввести «зеленых человечков», провозгласить «независимую Бессарабию» и дестабилизировать ситуацию на Украине, Молдове и Румынии. Впоследствии ее успешно обменяли на осужденных в России граждан Украины Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко. Им инкриминировали создание на территории Крыма террористического сообщества.

23-го ноября «формула Штайнмайера» должна была стать основой обсуждения контактной группы в Минске как единственно возможного механизма вступления в силу закона об особом статусе Донбасса, который, в свою очередь, является основой имплементации всех политических пунктов комплекса мер. В том числе, пункта об обмене пленными «всех на всех».

Но, несмотря на обещания представителя Украины в контактной группе Леонида Кучмы, обсуждение «формулы Штайнмайера» так и не началось. В Киеве заявили, что без принятой и согласованной «дорожной карты» по Донбассу они не могут согласовать «формулу Штайнмайера».

В декабре министр иностранных дел Германии и действующий председатель Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Франк-Вальтер Штайнмайер выразил надежду, что к Рождеству обмен пленными между сторонами конфликта в Донбассе состоится.

7-го декабря представитель Украины в подгруппе по гуманитарным вопросам трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко сообщила, что до Нового года украинские власти готовы провести с Донбассом обмен пленными по формуле «228 на 420». В свою очередь, представители ДНР настаивают на освобождении 700 человек, задержанных под разными предлогами украинскими силовиками. Представитель ДНР Дарья Морозова сообщила, что на встрече в Минске так и не удалось достичь окончательной договоренности по вопросу обмена пленными по схеме «всех на всех», поскольку Киев не дал ответа ни на одно из предложений ДНР по обмену пленными. Морозова подчеркнула, что украинская сторона систематически демонстрирует свою несостоятельность и неготовность к конструктивному диалогу.

Вопрос также упирается в очередной пункт Комплекса мер по выполнению минских договоренностей. Без принятия закона об амнистии нет никакой гарантии, что участникам процесса обмена удастся вернуть всех. Вроде бы, главы нормандской четверки договариваются, но на уровне подгрупп дело не сдвигается с мертвой точки. Эдакий замкнутый четырехугольник в нормандском формате.

Я тебя освободил, я тебя и посажу

Не успела уже экс-нардеп «Батькивщины» Надежда Савченко вернуться на Родину в результате обмена на двух российских военных, осужденных в Киеве — Евгения Ерофеева и Александра Александрова, на Украине уже заговорили о том, когда Савченко вернется обратно в Россию. Такие сообщения активно появляются в соцсетях с бурными обсуждениями контактов Савченко с лидерами ЛДНР. 

Для Савченко, которая не по наслышке знает о том, что такое находиться в заключении, ожидаемо остро встал вопрос об обмене пленными. С этой целью она вступила в переговоры с теми, кого официальный Киев считает террористами — лидерам Луганской и Донецкой народных республик. По итогам стороны окрестили переговоры плодотворными, а Савченко заявила о том, что не так страшен «террорист», как его малюют. И даже разглядела в Захарченко и Плотницком «людей, а не чертей».

Как оказалось, приехав в Минск, Савченко уже не связывала основная политическая линия «Батькивщины». Народный депутат от «Батькивщины» Иван Крулько сообщил, что Савченко покинула партию еще несколько недель тому назад, однако информация не разглашалась.

Измена Родине, нарушение режима секретности, поддержка сепаратизма и еще много обвинений могут быть вменены Надежде Савченко на Украине. Обвиняемая в убийстве российских журналистов Игоря Корнелюка и Антона Волошина и приговоренная к 22-м годам лишения свободы, Савченко вступила на украинскую землю, рискуя оказаться за решеткой у себя на Родине.

А подобные случаи на Украине не сложно представить. 13-го декабря появилось сообщение о том, что полковник Вооруженных сил Украины (ВСУ) Иван Безъязыков ВСУ, которого в результате некой тайной операции СБУ освободили из плена ДНР, в который он попал еще в 2014-м году, теперь ждет скамья подсудимых. Сотрудники СБУ заявили, что пока он был в плену у ДНР, исполнял обязанности заместителя начальника первого отдела агентурной разведки.

В его доме прошли обыски, были изъяты вся компьютерная техника, электронные носители. Теперь Безъязыков находится в СИЗО, ожидая приговора. И много ли таких еще будет.