В Катаре паника, жители сметают с прилавков продукты и воду. Семь арабских соседей-братьев в один день разорвали дипломатические отношения с этой страной, а вслед за тем последовали экономические санкции, остановка транспортного сообщения и банковских транзакций. Саудиты, организовавшие этот катарский карантин, уверены, что Доха очень скоро капитулирует. Потому что деньги есть нельзя, так же как дышать метаном, который является главным источником денег в этой стране.

Напомним историю вопроса. Раздел Османской империи был осуществлен в прошлом веке западными державами таким специальным образом, чтобы новые государства не были способны к мирному сосуществованию и тем более к объединению. Чтобы они по возможности постоянно находились в состоянии конфликта, и всегда нуждались во внешних посредниках и защитниках друг от друга. Ко времени раздела крупнейшие нефтяные компании мира уже нашли основные залежи топлива на Ближнем Востоке, и политическую карту региона чертили исходя из этого главного для них обстоятельства.

Одним из результатов такого творчества стало появление на берегах и островах Персидского залива нескольких карликовых монархий, единственным источником и смыслом существования которых являются месторождения углеводородов. И жизнь этих государств продлится ровно до тех пор, пока запасы не иссякнут. Но даже это не главное. Мало ли что где кончается. Ведь можно использовать накопленные средства для перехода на другие виды производства и заработка. И кое-что даже делается. Во всех этих странах давно объявлена политика перехода к не-нефтяной экономике, они пытаются развивать обрабатывающую промышленность и туризм, строят логистические хабы и бизнес-центры, рекламируют элитное жилье. Однако есть у нас подозрение, что ничего их не спасет. Потому что человеческий фактор.

Бедуины середины ХХ века пересаживались с верблюдов непосредственно на кадиллаки, мерседесы и личные самолеты. Безумная углеводородная рента позволила эмирам устроить райскую жизнь буквально всем гражданам своих крошечных государств. И выросло уже два-три поколения эдаких австралийских кроликов — изнеженных скучающих гедонистов в белых одеждах, которые не ведают печалей, нужды, хищников и конкурентов. За них работают другие — индийцы, пакистанцы, бедные родственники из Египта, Сирии и прочих обделенных братских стран. Количество трудовых мигрантов в этих странах подчас превышает число счастливых аборигенов. При первом же серьезном кризисе все эти построенные на аравийском песке режимы рухнут.

Это произойдет не сейчас, но процесс пошел. Интересы ведущих стран Залива вступили в непримиримое противоречие. Несколько лет назад саудиты пытались свергнуть катарскую монархию, организовав в Дохе уличные волнения. Катар, в свою очередь, тайком помогает йеменским шиитам в войне с просаудовским режимом. Саудовцы резко разошлись во взглядах с катарцами по поводу Арабской весны, египетских «Братьев-мусульман», стороны небезосновательно обвиняют друг друга в поддержке исламского терроризма. Эксперты приводят еще множество конфликтных моментов, в которых фигурируют и внешние игроки — такие как США, Израиль, Турция, Россия, Европа, Китай. И еще кое-кто по мелочи. В фундаменте же — одно-единственное отличие, оно же расхождение. Саудовская Аравия, как и большинство других стран Залива, живет с нефти, Катар зарабатывает на природном газе. Этим все и определяется: политика, ценности, партнеры, транзиты. Включая главный вопрос — по Ирану. Доха не может ссориться с Тегераном, поскольку им приходится работать на одном газоносном шельфе. Отсюда вся цепочка противоречий с саудитами — ХАМАС, «Хезболла», йеменские хуситы, сирийские повстанцы и так далее.

Все это как-то разруливалось до сих пор, но тут пришел Дональд Трамп, объявил новый джихад Ирану, назначил Эр-Рияд главным в этом мероприятии и пообещал продать ему оружия на сотни миллиардов. А Катар оказался чужим в этой своре единомышленников. В Дохе, конечно, не ожидали такого поворота дел. Эмир бен Хамад полагал, что его позиция ведущего игрока на мировом рынке сжиженного газа, неограниченные финансовые возможности и присутствие на территории страны главной американской военной базы в регионе надежно страхуют от всех неприятностей. Оказалось, что ставки в этой игре еще выше.

Однако и сама игра только разворачиватся. В Вашингтоне считают успешной комбинацию, в результате которой большинство стран региона сняло с ближайшей повестки вопрос Израиля, а его главный враг Иран остался в изоляции. Теперь американцы пытаются делать вид, что и арабская изоляция Катара входила в меню. И что именно Катар является главным спосором терроризма. Хотя в Америке прекрасно знают, что все без исключения режимы Персидского залива замешаны в этом деле, что у каждой из этих стран свои представления о терроризме и что многие ведут даже некие прокси-войны между собой силами этих самых террористических отрядов. А сам Дональд Трамп еще недавно обещал разобраться с Саудовской Аравией.

Как бы то ни было, а идея арабского НАТО рухнула. Довольно непрочно выглядит и дипломатическая блокада Катара, учитывая готовность Кувейта и Омана выступить посредниками. Дохе явно сочувствует Анкара, а Иран готов оказать прямую помощь. В переговоры на эту тему вовлекается и Россия, в экономику которой Катар недавно сделал очень серьезные инвестиции.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Лавров прокомментировал дипломатический скандал вокруг Катара

Когда — вернемся к истории вопроса — британцы и прочие пилили Ближний Восток, им ни с кем не надо было считаться. Разве что с Советским Союзом, но он был далеко и занят своими проблемами. Местные народы пребывали в нищете и отчаянии, местные элиты не имели собственной воли. Державы считали, что чем больше они наплодят субъектов политики, тем легче будет их разделять и властвовать. А теперь эти субъекты выросли, разбогатели, обзавелись собственной идеологией, принципами и даже геополитическими интересами. Свою внутреннюю рыхлость они компенсируют финансированием самых воинственных исламских организаций. Которые, к слову, появились на свет по инициативе американских спецслужб. И вот со всеми этими франкенштейнами приходится иметь дело нынешнему западному начальству. Разделять еще как-то получается, а вот властвовать — уже нет. И если до недавних пор общая ситуация на Ближнем Востоке представлялась крайне запутанной, то теперь она кажется абсолютно безнадежной и нерешаемой. По крайней мере, в рамках нынешнего мироустройства.