В конце октября в одесских школах прошла Неделя украинского языка. «Воспитательные мероприятия проводились с целью формирования уважения к украинским обычаям и традициям и обеспечения духовного единства поколений, — прокомментировали мероприятие в пресс-службе мэрии, взявшей на себя роль инициатора. — В Одесской специализированной школе № 54 организовали парад вышиванок и мастер-классы по изготовлению национальной символики («Государственные символы Украины», «Вышиванка — гордость Украины», «Украинский язык — код нации»). Ученики украсили вышитыми рушниками школьную площадку и посетили мастер-классы «Украинская народная кухня». Завершением Недели украинского языка стал песенный флешмоб.

Вполне протокольное по сути своей мероприятие стало ярким отражением общего курса на тотальную украинизацию, который проводится и в Одесской области, и в стране в целом. Но Одесса все-таки стоит особняком.

Согласно опросу, проведённому в июне 2015 года социологами Одесского национального университета им. Мечникова, 75% жителей города считают родным языком русский и лишь 18% — украинский. Неудивительно, что «первая волна принудительной украинизации» в 2005-2010 годах при президенте Викторе Ющенко вызвала активное недовольство одесситов. И, среди прочего, сделало Одессу одним из ключевых электоральных форпостов Партии регионов, пообещавшей решение «языкового вопроса».

Запрос на защиту интересов русскоязычных жителей Одессы привёл к появлению и более радикальных проектов вроде партии «РОДИНА», получившей на выборах 2010 года в местный горсовет второе место после всесильных на тот момент «регионалов».

Уже в 2011-м в Одессе была принята программа по сохранению и защите русского языка, согласно которой он получал фактически равные права с украинским во всех сферах, находившихся в ведении городских властей. В первую очередь, в наиболее чувствительной в этом смысле сфере школьного образования.

Решение было предложено интересное и оригинальное: все школы по умолчанию сделали двуязычными, а то, на каком языке должно вестись обучение в том или ином классе, определяли родители, писавшие соответствующее заявление при зачислении ребенка. Подобная демократичность в языковом вопросе для Украины является в некотором роде беспрецедентной, что не могло не возмущать представителей националистических группировок и движений.

В частности, ультраправое ВО «Свобода» попыталось обжаловать программу в судебном порядке и почти добилось успеха, но в 2012 году Верховной радой был принят закон «Об основах государственной языковой политики», более известный как «закон Кивалова — Колесниченко».

Сам по себе этот закон был сформулирован в довольно общих фразах, так что «окончательным решением языкового вопроса» не стал. Однако, если говорить конкретно об Одессе, уже действовавшая система защиты языковых прав русских одесситов обрела солидную правовую основу, в результате чего все покушения националистов были отражены.

Но всё это, конечно, касалось только той сферы, которая была подотчётна местным властям. Всё, что выходило за её пределы, в основном осталось в том же состоянии, в котором его оставил президент Ющенко.

Классическим примером в этом смысле стала «украинизация» кинотеатров: все фильмы, кроме снятых в России и некоторых редчайших исключений, демонстрировались исключительно на украинском.

В целом украинизированной оставалась высшая школа, а также работа средних школ областного подчинения. Украинский был основным языком работы и для всех местных отделений государственных органов власти. Параллельно украинизация проводилась на уровне негосударственных общественных организаций, устраивавших, к примеру, «вышиванковые фестивали».

После падения режима Януковича в 2014-м одна из первых реформ новой власти была направлена именно на языковой вопрос. Ещё не успели высохнуть чернила на незаконном решении Верховной рады об отстранении президента, как депутат от «Батькивщины» Вячелав Кириленко внёс проект постановления об отмене «закона Кивалова — Колесниченко». Нардепы дружно поддержали эту инициативу. Голосовали за неё и некоторые «регионалы», в том числе избранные от Одесской области.

Решение парламента вызвало бурную негативную реакцию в русскоязычных регионах Украины, включая Одессу, где оно поспособствовало умножению рядов сторонников движения «Куликова поля» — одесской «версии» «Антимайдана».

В итоге — с оглядкой на крымские события — с отменой языкового закона решили повременить. К данному вопросу вернулись позже — в 2015-2017 годах.

Во-первых, в Верховной раде зарегистрировали ряд альтернативных языковых законопроектов, наиболее резонансным из которых стал законопроект № 5670, предполагавший практически полное вытеснение любых языков, кроме украинского, из публичной сферы.

От внимания авторов законопроекта не ускользнули даже такие мелочи, как конферанс во время концертов и других массовых мероприятий (исключительно на украинском) и меню в барах и ресторанах (посетители должны по умолчанию получать меню на украинском и лишь по их просьбе им могли предоставить меню на других языках).

Однако на столь радикальное решение языкового вопроса парламентарии не решились — законопроект в сессионный зал пока так и не попал. Тогда «слона решили есть по кусочкам».

Ещё в 2016 году была введена норма, согласно которой не менее 35% песен в эфирах радиостанций должны быть украинскими. Летом 2017-го был принят закон о квотах на украинский язык в теле- и радиоэфирах: для всеукраинских телерадиокомпаний доля государственного языка в эфирах теперь составляет 75%, для местных — не менее 50%.

Следующим «кусочком слона» стала средняя школа. 5 сентября Верховная рада приняла новую редакцию закона «Об образовании». Теперь сама практика преподавания основных предметов (математики, физики и т.п.) на языках, отличных от украинского, стала невозможной.

Этот закон на корню уничтожает сложившуюся в Одессе «языковую демократию». И 2017 год станет последним в этом смысле, хотя родители 4,5 тысячи из 11 тысяч первоклассников, севших за парты 1 сентября, выбрали для своих детей русский язык обучения.

Впрочем, постепенно украинизировать школы Одессы и Одесской области начали еще до вступления закона в силу. К примеру, ликвидировали русские классы в одесской школе № 27. Формально это было сделано под предлогом соответствующих заявлений родителей. Но сами родители и учащиеся этой школы рассказывают, что дело обстояло не совсем так.

На родительском собрании перед 1 сентября им раздали образцы заявлений, которые было якобы необходимо подписать для зачисления детей в 5-й класс. В документе уже было указано, что обучение будет осуществляться на украинском языке. Необходимость украинизации образовательного процесса аргументировали тем, что для обучения на русском языке нет необходимых учебников и других материалов.

А в селе Розквит Одесской области русский язык вообще исключили из числа общеобразовательных предметов — соответствующее решение принял педсовет учреждения. Таким стал итог довольно громкого по украинским меркам скандала, который начался с инициативы нескольких родителей освободить их детей от изучения языка «страны-агрессора». Администрация школы отказалась: учебный план есть учебный план. Однако ушлые родители сообщили о своей «проблеме» в «патриотичные СМИ».

В связи со скандалом в Одессу наведался народный депутат Павел Кишкарь в сопровождении директора Института украинского языка Павла Гриценко. В итоге администрация школы была вызвана «на ковёр» в управление образования при ОГА, после чего «осознала свою ошибку» и решила отменить изучение русского в школе вообще — для всех учащихся. Как говорится, план не только выполнили, но и перевыполнили.

В некоторых других русскоязычных регионах ситуация еще хуже. К примеру, мэрия Херсона приняла решение об обязательной украинизации всех без исключения городских школ. Тех директоров, которые пытались протестовать, уволили (в частности, лишились работы директора школ № 30, № 45 и № 50).

Украинизация приобретает и другие, подчас откровенно трагикомические формы. К примеру, участники традиционного съезда педагогов, приуроченного ко Дню учителя, получили «убедительную рекомендацию» прийти на мероприятие в вышиванках. Большинство предпочли прислушаться.

Другой пример: во время визита в Одессу президента Петра Порошенко в июне 2017-го его решили «порадовать» патриотическим шоу, в ходе которого коллектив одесских школьников исполнил для главы государства украинизированную версию знаменитой песни «Ах, Одесса, жемчужина у моря».

Останавливаться на достигнутом в Верховной раде не планируют. По слухам, ряд депутатских групп постарается ещё до конца года всё-таки провести через сессионный зал скандальный проект закона о языках, уже упомянутый выше. Если на сей раз у них получится, подготовку к тотальной украинизации (в том числе и Одессы) можно будет считать завершённой.

Юрий Ткачёв, главный редактор одесского портала «Таймер»
Оригинал публикации