Осталось всего несколько дней действия закона об особом статусе, принятого Украиной в сентябре 2014 года.

Даже при том, что его предметная часть была заблокирована, именно этот закон представляет в законодательном поле Украины понятие особого статуса Донбасса.

Официально: законопроект о реинтеграции Донбасса называет Россию «агрессором»
© Пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

С окончанием его действия это понятие исчезает и как политическая основа Минских соглашений, и как декларация гарантий для жителей Донбасса. Как следствие под вопросом оказываются перспективы развития мирного разрешения конфликта на Донбассе и возможность сдерживания вооруженного противостояния, поскольку это не два отдельных процесса, а две стороны взаимопереплетенных возможностей, не существующих одна без другой.

И вот в сложившихся обстоятельствах украинская сторона вместо развития политического урегулирования и принятия постоянно действующего закона об особом статусе Донбасса по формуле Штайнмайера вносит Верховную Раду некий проект закона о реинтеграции (и даже в нескольких вариациях), который прямо противоречит и подписанным в Минске документам, и всей логике Минского процесса.

Внесённый в Раду законопроект, обозначенный как особо приоритетный, на деле показывает намерение Украины максимально усложнить или полностью заблокировать Минский переговорный процесс. Попытки подменить закон об особом статусе (ключевые положения которого закреплены в Комплексе мер от 12.02.2015 и Резолюции Совета Безопасности ООН от 17.02.2015 № 2202), безусловно, полностью разрушают те остатки доверия, на которых строится Минский процесс, максимально отдаляют Донбасс от Украины.

Логика действий Украины в части отказа от выполнения этого, основополагающего, обязательства, закреплённого Минскими соглашениями, свидетельствует только об одном — Украина выбирает путь полномасштабной войны.

 

И.о. министра иностранных дел Луганской Народной Республики

Владислав Дейнего

Источник