На фоне новостей о подготовке Саакашвили и националистами массовых выступлений в октябре на Украине сейчас обсуждают две синхронно возникшие темы. Первая — перенос президентских выборов с 2019-го на 2020-й год, что явно на руку Порошенко, чья популярность резко упала с 2014 года. Вторая — подписание президентом указа, готовящего страну к существованию в условиях чрезвычайного положения.

«Президент может перенести дату выборов главы государства с 31 марта 2019 года на 29 марта 2020-го. Во всяком случае, в Конституции содержатся противоречия, благодаря которым это становится возможно», — сообщило 2 октября издание «Вести».

Основание даёт для этого Конституция Украины, которую за последние 20 лет меняли или правили столько раз, что в какой-то момент её пункты начали противоречить друг другу. Первая конституция была принята 28 июня 1996 года, и в её 103-й статье говорилось, что «очередные выборы президента проводятся в последнее воскресенье октября пятого года полномочий». 8 декабря 2004 года уходивший после двух сроков президент Леонид Кучма провёл через Верховную Раду новую конституцию, превращавшую страну из президентской в парламентскую республику (тем самым он надеялся остаться у власти), и 103-я статья зазвучала, как «Очередные выборы президента проводятся в последнее воскресенье последнего месяца пятого года полномочий».

30 сентября 2010 года Верховный суд Украины прекратил действие конституции 2004 года и вернул конституцию 1996 года. Так как действующий президент Виктор Янукович был избран в январе 2010-го, 1 февраля 2011 года Верховная Рада приняла закон № 2951-VI, вносивший правку в основной закон страны: «Очередные выборы президента Украины после восстановления положений Конституции Украины в редакции от 28 июня 1996 года… проводятся в последнее воскресенье марта 2015 года». 21 февраля 2014 года Верховная рада заявила о возврате к конституции 2004 года, однако по факту в основной закон страны был внесён лишь ряд правок, и в 103-й статье остался пункт про президентские выборы в последнее воскресенье марта пятого года полномочий.

Пётр Порошенко был избран президентом 25 мая 2014 года. «Если провести выборы, как запланировали (в марте 2019-го. — ред.), получится, что Пётр Порошенко отбудет всего четыре года — т. е. не досидит несколько месяцев, — отметил «Стране» политолог Руслан Бортник. — А это уже противоречит другим статьям конституции». Так что выборы логично было бы перенести с 31 марта 2019-го на 29 марта 2020-го.

К переносу выборов подталкивают и рейтинги действующего главы государства. Если в 2014-м Порошенко победил уже в первом туре с 54,70% против 12,81% у Юлии Тимошенко, то с тех пор популярность президента сильно упала, и уже много месяцев он отстаёт от Юлии Владимировны как минимум на пару процентов. Призрак «женщины с косой» так неумолимо маячит на горизонте, что с лета этого года спикеры президентской команды заговорили, что неплохо было бы снова — как при Януковиче — отправить Тимошенко за решётку за кабальный договор с «Газпромом» 2010 года. Но это дело долгое и нелёгкое, пока же хочется отодвинуть дату выборов как можно дальше.

Тем более, что выборы в Верховную Раду пройдут в октябре 2019 года, и, проиграв в марте, Порошенко не сможет уже оказать влияния на состав парламента.

Это хорошо понимают в «Батьковщине» Юлии Тимошенко (она идёт первой и по рейтингам парламентской гонки, опережая Блок Петра Порошенко), и волнуются. «Отсчитать пятый год полномочий и провести выборы, а Конституционный суд не имеет полномочий для трактовки основного закона в этой части», — призвал в комментарии «Вестям» замглавы фракции партии в Верховной Рады Сергей Соболев. Хотя в 2010-м Конституционный суд, как мы помним, вообще отменил действующую конституцию, а сейчас он подконтролен Порошенко едва ли не больше, чем тогда — Януковичу.

Понятно, что оппозиция — от Тимошенко и Саакашвили до радикальных националистов — не даст Порошенко просто так передвинуть дату выборов. И тут очень кстати оказывается документ, подписанный президентом 25 сентября (однако на сайте главы государства он и вообще информация о нём появились лишь 28 сентября), который предписывает «ввести в действие решение Совета национальной безопасности и обороны Украины от 13 сентября 2017 года «О Концепции реформирования и последующего развития системы управления государством в условиях чрезвычайного состояния и в особый период».

Удивительнее всего, что ни на сайте президента, ни на сайте Совета национальной безопасности Украины, ни где-либо ещё в базах официальных документов нет текста этой концепции, только лаконичные указы о её введении. Более того, засекречен («для служебного пользования») даже один из трёх пунктов указа СНБО.

28 сентября источник «Украинской правды» во власти, знакомый с процессом разработки нового закона, пояснил, что изменит новая концепция: «По словам собеседника, согласно конституции 2004 года для проведения определённых мероприятий требуется большое количество согласований. В условиях кризисной ситуации, такой, как военное чрезвычайное положение, — это неприемлемо». О каких согласованиях может идти речь? Издание «Страна» обратило 2 октября внимание на то, что в настоящий момент введение чрезвычайного положения или объявление особого периода (начинается с момента мобилизации или введения военного положения в стране или отдельных её частях) должно пройти согласование в Верховной Раде, получив конституционное большинство голосов.

О том, что речь может идти об отмене согласования введения ЧП с парламентом, «Стране» сообщил политолог Дмитрий Корнейчук, связывающий их с подготовленным в верхах украинской власти законопроектом «Об особенностях государственной политики по восстановлению государственного суверенитета Украины над временно оккупированной территории Донецкой и Луганской областей Украины».

«В законе о реинтеграции будут прописаны иные, нежели сейчас, варианты введения ЧП и военного положения в стране в случае некой угрозы. Например, будет нивелирована роль парламента, который на сегодня всё ещё должен подтверждать указ президента о введении ЧП большинством в 226 голосов», — считает Корнейчук.

Однако привязка к Донбассу вызывает сомнения. Во-первых, армию там Киев уже использует с 2014 года без всякого чрезвычайного положения: целыми бригадами, в первый год войны — даже боевую авиацию и тактические ракетные комплексы «Точка-У».

Во-вторых, по ряду признаков, основная роль в зачистке восточных областей уготована Национальной гвардии (структура МВД). Обратим внимание на проект закона № 6556 от 8 июня 2017 года «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования правовых основ деятельности Национальной гвардии Украины», как раз на днях — 21 сентября — одобренный к принятию Комитетом по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности.

Законопроект предлагает наделить Нацгвардию целым рядом полномочий, ранее бывших прерогативой Национальной полиции, таких как обыск и задержание граждан, перекрытие транспортного и пешеходного движения на улицах и автомобильных дорогах. Более того, она сможет без разрешений входить в дома граждан. Новый закон даёт Нацгвардии право поддерживать порядок, применяя не только физическую силу и оружие, но и «боевую и другую технику». Также ей будет дано право «окружать (блокировать) отдельные районы (участки) местности, зданий и объектов». Всё это как раз походит на описание военных задач в Донбассе. Наконец, на случай решения Запада о вводе в зону АТО «голубых касок» в законе предусмотрена возможность участия Нацгвардии в миротворческих операциях.

Под эти цели воинство Авакова и вооружается лучше, нежели армия. И речь не только об «Азове», уровень экипировки которого уже давно превосходит даже армейский спецназ. «Все в курсе о новой технике и оружии, которая есть у Нацгвардии (не у той, что близко к переднему краю) и которой нет у ВСУ (армии — ред.), — гневно написал 27 сентября в «Фейсбуке» известный военный волонтёр Роман Доник. — МВД закупает то, что им нужно, тогда, когда им нужно. В то время, как ВСУ зарегулированы донельзя».

Однако сейчас это перевооружение Нацгвардии и грядущее усиление её полномочий вдруг вышло Порошенко боком. Как сетуют сейчас в администрации президента, Аваков начал «вести свою игру», отказавшись прислать эти великолепно вооружённые части для защиты границы от её прорыва сторонниками Саакашвили. Более того, в случае, если в октябре оппозиция в лице сторонников Михо или националистов устроит массовые беспорядки в Киеве, то Аваков уже внятно намекнул, что не собирается спасать от них Порошенко.

2 октября советник министра внутренних дел Антон Геращенко (один из авторов законопроекта о наделении Нацгвардии новыми полномочиями) прямо заявил в эфире телеканала ICTV на вопрос о существовании конфликта Порошенко и Авакова: «Да, с первого же дня избрания президента Украины Петра Порошенко». И пояснил, в чём причина: «Президент хотел сконцентрировать всю власть над правоохранительными органами в своих руках, а «Народный фронт», я лично и Арсен Аваков считаем, что это очень опасный прецедент, мы уже видели предыдущего президента… Министр внутренних дел Арсен Аваков на сегодня является гарантом недопущения тех ошибок и преступлений, которые были допущены Януковичем и его окружением».

«Я могу гарантировать следующее: власть Министерства внутренних дел, Национальной гвардии, Национальной полиции никогда не будут использованы против интереса народа Украины для того, чтобы не допустить каких-то народных выступлений, если они будут законными и обоснованными. И является это страшным сном для всех тех, кто хотел бы руководить нашей страной, руководствуясь старыми принципами», — заявил Геращенко.

А потом Аваков в качестве «гаранта поддержания порядка», озвученного его советником, введёт Национальную гвардию в центр Киева для охраны правительственных зданий (такие функции «в случае кризисных ситуаций, угрожающих национальной безопасности» уже предусмотрительно прописаны Геращенко в новом законе), и Порошенко окажется в заложниках у преданных лично главе МВД добровольческих полков.

Единственная возможность остановить Нацгвардию есть у отдельных, прошедших фронт армейских частей. В частности, источник «Страны» 28 сентября связал начавшуюся на днях мощную атаку Геращенко и ещё ряда представителей «Народного фронта» (партия, видную роль в которой играет Аваков) на начальника Генерального штаба ВСУ Виктора Муженко: «Ходит слух, что он сформировал два подразделения вэдэвэшников, которые пойдут на всё в случае крайней ситуации и защитят Порошенко. Поэтому президент и держится за него. По этой же причине главу Генштаба и хотят сменить друзья-соперники из НФ».

Но в отличие от частей МВД использовать армию в тылу можно лишь после объявления чрезвычайного положения. Поэтому и введение такового должно быть максимально быстрым и не зависящим от фракции «Народного фронта» в Верховной Hаде, без которой у президента нет конституционного большинства голосов.

Наконец, быстро вводимое чрезвычайное положение может оказаться полезным и тем, что в период его действия отменяются выборы, в том числе президентские. В случае переноса выборов на 2020 год и массовых протестов это окажется весьма кстати.

Владислав Мальцев
Оригинал публикации