Плюс для Европы и, что для Парижа, пожалуй, еще важнее, плюс для Макрона. Однако этот прекрасный план не прошел. Его немецкая партнерша Меркель из-за сложных результатов выборов пока занята формированием нового правительства. Кроме того один потенциальный партнер по коалиции невысокого мнения об идеях Макрона по поводу углубленной Европы, по крайней мере о его экономических представлениях.

Насколько мало Берлин вдохновили такие планы в действительности, стало ясно самое позднее утром во вторник. Именно в день большого выступления Макрона в парижском университете Сорбонна в Берлине был распространен документ, в котором излагалась позиция уходящего правительства ФРГ. Там говорилось о четком отказе от любой формы общей ответственности. "Мы должны быть в состоянии создать настоящую стабильность с помощью реформ, а не сложных и дорогих финансовых конструкций", цитировала информационная служба агентства Bloomberg бумагу министерства финансов.

Партия Макрона провалилась на частичных выборах в Сенат
© РИА Новости, Ирина Калашникова | Перейти в фотобанк

Самое позднее тогда в Париже могли уже почувствовать, что с таким волнением ожидаемое выступление президента, пожалуй, не будет таким успешным, как надеялись. Заявленную цель французского президента, а именно привести ЕС к новому единству, а европейской интеграции придать новое измерение, в будущем ожидает еще больше трудностей, чем уже сегодня.

«Брюссель, вот и мы»

Место для его выступления была оформлено настолько по-европейски, насколько это было только возможно. Окруженный флагами европейских стран-членов ЕС и звездным флагом ЕС, Макрон обратил свои слова в почтенной Сорбонне к своим землякам и к европейской общественности.

«Мы забыли защитить Европу. Брюссель, вот и мы», — начал Макрон свою речь в защиту Европы. Одна Европа. Которая именно поэтому должна теснее сомкнуть свои ряды. Среди центральных требований французского президента уже давно упоминается введение для еврозоны должности министра финансов, который управлял бы совместным бюджетом 19 стран-членов еврозоны. Макрону при это видится свой собственный бюджет, в который члены валютного союза платят от трех до четырех процентов своего ВВП. Сразу получилась бы сумма в 428 миллиардов евро.

Германия как крупнейший член евро-клуба должна была бы платить в общий котел почти 30%. Немецкие критики особенно опасаются вступления в трансферный союз, в котором деньги будут переводиться от сильных стран в слабые. Действительно, такие фискальные благодеяния могли бы уничтожить привлекательность реформ или привести к иным неправильным направлениям развития. Германское выравнивание финансовых возможностей федеральных земель является для этого прекрасным примером. Некоторые федеральные земли даже готовы более вяло собирать у себя налоги, чтобы меньше платить в другие земли.

Такую идею немецкие экономисты считают фатальной. Они выступают за новый старт еврозоны, который однако должен предлагать настоящую привлекательность и систему штрафов, чтобы система Евро 2.0 работала стабильно.

Встречный проект: тотальная централизация

При трезвом рассмотрении существуют лишь две стабильные модели будущего. Или национальные государства сохраняют свои собственно национальные свободы, то есть могут сами определять свои бюджеты без большого вмешательства Брюсселя. Тогда соответствующие правительства должны также взять на себя и ответственность за свои действия, то есть в случае чрезмерной задолженности могут также и обанкротиться. Этот проект первоначально предварял создание валютного союза и отражен, например, в Маастрихтском договоре.

Путин и Макрон обсудили введение миротворцев в Донбасс
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк

К этой модели — и к соблюдению правил — хочет вернуться, например, глава СвДП Кристиан Линднер (Christian Lindner). Он в понедельник еще раз подтвердил свою критическую позицию по отношению к евро. «Политика евро-региона, которая базируется на решении экономических проблем с помощью денег Центрального банка, была безуспешной», — сказал он. Партия СвДП, по его словам, не готова поддерживать «автоматический» трансфер между более сильными и более слабыми членами валютного союза. Если Линднер с либералами вступит в Ямайка-коалицию, то это станет проблемой для Макрона.

Встречным проектом является полная централизация. Здесь решения и ответственность становятся общими. Пока еврозона использует понемногу из обоих проектов — с соответственно скромным результатом. Министры финансов по-прежнему имеют право на свои бюджеты, в случае фискальных перекосов вступает в дело европейский механизм спасения (ESM) и таким образом предотвращает банкротство государства. Одновременно Европейский центральный банк EZB скупает государственные облигации на миллиардные суммы и таким образом заботится о том, чтобы проценты оставались низкими и никто из министров финансов не столкнулся бы с неприятностями на рынке. То есть действия и ответственность отделены друг от друга, что создает драматические неверные мотивации и прежде всего хоронит все усилия по проведению реформ.

Идея Макрона о европейском валютном фонде, своего рода IWF для еврозоны, в глазах немецких экономистов только бы стабилизировала эту неправильную систему. Хотя такой институт и мог бы в случае краха банков или финансовых кризисов предложить первую помощь. Однако в Европе существует тенденция, когда такие инстанции уничтожаются политически, а деньги на помощь используются для менее важных целей.

Налог на финансовые трансакции можно было бы ввести с Германией

Идея Макрона об общей армии и совместного военного бюджета хотя и имеет принципиально больше сторонников, однако и это предложение обошлось бы Германии слишком дорого. Пока Германия платит только 1,2% своего ВВП на оборону. В других государствах зоны евро эта доля значительно выше. Например, во Франции это 2,3% — почти вдвое больше. При общем бюджете страны-члены должны будут платить одинаковую долю. Для Германии это неизбежно повлечет за собой более высокие военные расходы.

МЦК: Модернизация Макрона: что хочет и что сможет реформировать президент Франции
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Гораздо с большим интересов в Германии могут встретить предложение Макрона о введении налога на финансовые трансакции. Доход от них должен поступать в общий фонд развития ЕС. Для Великобритании, которую вряд ли можно заинтересовать такой акцией, эта мера стала бы желанным поводом, чтобы после Брексита вновь поднять собственную финансовую индустрию. Внутри ЕС такая модель давно обсуждается, но пока без успеха. То, что это что-то изменит в актуальной ситуации, подвергается сомнению.

Также и предложение французского президента о повышении налога на CO2, чтобы заставить платить крупных загрязнителей воздуха, Германия могла бы поддержать. На рынках цена на право на выброс углекислого газа.уже выросла — с 4,35 евро в мае до семи евро в настоящее время.

Аня Эттель (Anja Ettel), Хольгер Цшэпитц (Holger Zschäpitz)

Оригинал публикации

Перевод: ИноСМИ