«Как-то в сентябре 2014 года я наблюдал за танковым сражением с вершины холма в Мариуполе. Затем, 5 сентября 2014 года — в день, когда было подписано первое соглашение о прекращении огня — я решил проехать по этому полю боя. Кругом были обугленные фрагменты танков и бронетранспортеров. Десятки погибших солдат, чьи тела напоминали гипсовые муляжи погибших жителей Помпей», — вспоминает журналист.

И вот спустя три года после начала войны и через два года после подписания Минских соглашений украинские солдаты все еще погибают в траншеях, не прекращаются артиллерийские и минометные обстрелы. Кажется, что у этой войны нет конца. Перестрелка ведется из окопов и укреплений. Это битва, в которой солдаты почти никогда не видят, в кого они стреляют, продолжает Петерсон.

Прежде всего, бывший летчик обратил внимание на то, что реформа ВПК происходит, но движется не в том ключе. 

«Это похоже на то, как если бы строили лодку, когда вы уже находитесь в море», — сказал мне директор Центра внешней политики Фонда «Наследие» Люк Коффи.

У Украины сейчас более 2800 танков и 625 ракетных комплексов. Это больше, чем в вооружённых силах Франции и Германии. Но основная часть этого арсенала датируется временами «холодной войны». Многие автоматы Калашникова, которые используют украинские войска, были выпущены в 1960-х и 1970-х годах. Многие солдаты все еще по старинке пользуются бумажными советскими военными картами.

Петерсон отмечает, что даже после трех лет войны на линии фронта до сих пор нет подразделений мобильной армейской хирургической помощи. Иногда раненые солдаты вынуждены самостоятельно добираться до ближайшей больницы, чтобы получить медицинскую помощь. 

До сих пор украинские войска во многом зависят от неправительственных и волонтерских организаций, доставляющих на передовую средства индивидуальной защиты, аптечки, бронежилеты, униформу, еду и чистую воду.

«Коррупция изнутри разрушает военно-промышленный комплекс страны. Украина создает оружие на экспорт, но не может удовлетворить элементарные потребности военных на местах. В 2016 году правительство Украины выделило около $500 млн на ремонт, модернизацию и производство нового вооружения. Однако в Госконцерне «Укроборонпром» заявили, что получили только треть этой суммы», — пишет Петерсон.

В Вашингтоне уже несколько лет обсуждается вопрос, должны ли США отправить в Украину летальное оборонительное вооружение. На сегодняшний день США предоставили Украине некоторые технологии, которые оказались полезными на поле боя. Штаты также оснастили военных противоракетными радарами. Однако их не используют для защиты гражданских районов.

Петерсон уверен, что военная помощь США не спасет украинскую армию до тех пор, пока коррупционная власть будет наживаться на войне и ориентироваться исключительно на взаимовыгодные контракты с НАТО. 

Источник публикации