Решение о создании Киевской кинофабрики было принято в 1925 году, а уже в 1927-м стартовали съемки первого фильма. За время существования киностудии на ней было снято более 1000 картин, при этом отношение критиков к ее продукции было неровным. Есть даже такая оценка: бывают фильмы хорошие, плохие и от киностудии Довженко.

Скорее всего, такая точка зрения предвзята: на студии были созданы ряд картин, которые обоснованно считаются шедеврами. В частности, это «Земля» и «Щорс» Александра Довженко (студия носит его имя с 1957 года), «В бой идут одни старики» Леонида Быкова, «Тени забытых предков» Сергея Параджанова, «Белая птица с черной отметиной» Юрия Ильенко и ряд других.

С 1991 года в украинской кинематографии начался застой. Большая часть помещений студии используется для производства телевизионного продукта, как правило — шоу-программ и сериалов разного качества. Иногда снимается и «полный метр». Так, в 2000-2002 годах тут были сняты «Богдан Хмельницкий» Николая Мащенко и «Молитва за гетмана Мазепу» Юрия Ильенко.

Основная проблема студии Довженко (как и других постсоветских студий) заключается в том, что создавалась она в совершенно иной политической обстановке и для совершенно иных задач. При отсутствии масштабного государственного финансирования и низкой конкурентоспособности украинского кино по сравнению с продукцией Голливуда и российских студий, крупные студии Украины не слишком востребованы. Для съемок сериалов и телепрограмм достаточно ресурсов небольших производителей.

Часть украинских сериалов вообще снимаются на территории полуразрушенного ликеро-водочного завода №2.

Следует отметить и то, что во многих случаях гораздо дешевле использовать компьютерные спецэффекты, нежели арендовать павильон. Кстати, последний раз большой павильон студии Довженко площадью 2,5 тыс. кв. метров полностью использовался при съемках фильма «Трудно быть богом», вышедшего в прокат еще в 1989 году.

В общем, при нынешних задачах киностудия такого масштаба слишком дорогое удовольствие.

Правда, после 2014 года по мере вытеснения из украинского телевидения «продукции государства-агрессора», спрос на телефильмы и программы украинского производства начал расти. Соответственно, перед студией им. Довженко появились определенные перспективы. Но тут в дело вмешалась экономика.

В июле 2017 года Министерство экономики и торговли опубликовало свои предложения о расширении списка объектов государственной собственности, которые подлежат приватизации в течение 2017-2020 годов. В этом списке оказалась и легендарная киностудия.

Собственно, речь идет о требованиях МВФ, который по умолчанию полагает любую госсобственность неэффективно используемой и ведущей к перерасходу бюджетных средств.

Естественно, у этого предложения нашлись как сторонники, так и противники.

Первые полагают, что существование студии им. Довженко в нынешнем виде бесперспективно и предлагают ее приватизировать, сделав на ее базе площадку для съемок иностранных фильмов типа чешской студии «Баррандов».

Вторые (в том числе — нынешний директор студии) считают, что после приватизации территорию просто застроят. Тем более, что в прошлом уже был прецедент, когда часть территории объекта была передана застройщику. Речь ведь идет, в первую очередь, о довольно большом земельном участке в довольно интересной (пусть и не центральной) части Киева.

Кроме того, ряд украинских экономистов настаивают, что в нынешних условиях приватизация в принципе лишена смысла — получить какие-то средства от нее проблематично, а эффективное использование проданного имущества сомнительно по причине кризисных явлений в украинской экономике. Показательный пример: недавно за долги было продано имущество Запорожского автозавода, сумма сделки — 244 млн. грн., что, по расчетам некоторых наблюдателей, меньше цены автомобилей, которые находятся на его территории

Помимо всего этого, существуют трудности и чисто юридического характера.

Во-первых, статус учреждений культуры — дело не МЭРТ, а Минкульта. Это профильное министерство должно предлагать правительству включить соответствующие объекты в список по приватизации. Министерство расставаться со студией им. Довженко пока что не планирует.

Во-вторых, МРЭТ, выступая с этой инициативой, творит другую историю. Дело в том, что студия (как и киевский цирк) имеет статус национальной. Статус же этот, в соответствии с указом президента Кучмы от 24 апреля 1996 года, предоставляется государственным учреждениям. Это прямо указано не только в Положении о национальном учреждении, но и в теле указа.

На законодательном уровне однозначного запрета на приватизацию национальных учреждений нет, но, как глубокомысленно заметил один из комментаторов: «Передача таких ценностей, как Киностудия им. Довженко… в какие-то частные руки — сложная парадигма законодательных метаморфоз, а также решений на Банковой» (на улице Банковой в Киеве находится Администрация президента).

Подытожим. Пока что прощаться со студией им. Довженко рано. Решение о приватизации даже не предварительное и не согласовано с реальным распорядителем имущественным комплексом. И если в конечном итоге будет навязано решение о продаже студии, это потребует отдельной законодательной процедуры, а не просто включения в список по приватизации.

Кстати, само по себе включение в список не обязательно ведет к приватизации — Одесский припортовый завод находится в нем уже 22 года.

Другой вопрос, будет ли киностудия деградировать и в дальнейшем, как это происходит сейчас, или же начнет производить востребованную кинопродукцию в товарных масштабах.

Шансы на второй путь существуют, но первый видится более реалистичным — ведь гораздо проще зарабатывать на субаренде (а скандалы вокруг субаренды площадей студии возникают систематически), чем реально работать.

Василий Стоякин

Оригинал публикации