В биографии задержанного в Крыму украинского диверсанта Геннадия Лимешко вскрылись интересные детали. Оказывается, до службы в армии он успел повоевать в Донбассе в рядах штурмовой роты «Правого сектора»* — причём вместе со своей женой, выученной ещё до Майдана в лесных лагерях опытными бандеровскими наставниками.

«Геннадий Лимешко проходил военную службу в одном из подразделений Вооружённых Сил Украины на должности рядового и сержантского состава с ноября 2016-го по май 2017 года. В мае был уволен по статье 26 Закона Украины «О военной службе» из-за служебного несоответствия», — сообщил вчера сайту «Крым. Реалии» заместитель начальника управления по связям с общественностью ВСУ Юзеф Венскович.

Ранее — судя по записям в соцсетях, летом 2015 года Лимешко — воевал в 8-й отдельной штурмовой роте «Аратта», входившей в Добровольческий украинский корпус «Правый сектор»* (ДУК ПС). С уходом в конце 2015 года из «Правого сектора» Дмитрия Яроша «Аратта» перешла в его Украинскую добровольческую армию (УДА). Название роты — это имя арийской страны, якобы существовавшей в древности на территории Украины.

Вот его фото во время службы в «Аратте»:

«Он действительно был у нас в батальоне с февраля 2015-го по август 2016 года. Перешёл на контрактную службу в 64-ю бригаду», — заявила сайту «Крым. Реалии» координатор штаба «Аратты» Ольга Браун.

В «Аратте» Лимешко носил странный позывной Морфин. С чем связано и когда появилось у него прозвище в честь наркотика, неизвестно. В аккаунте Лимешко в соцсетях много недавно размещённых картинок, связанных с разными видами наркотиков, что наводит на мысль о пристрастии героя к таковым. Есть и другая версия, связанная с явной любовью героя (судя по многочисленным репостам) к украинской рок-группе Morphine Suffering, существующей в Киеве с 2008 года.

О чём ещё можно узнать из аккаунта Лимешко в соцсетях, так это о том, что он был явным поклонником фанатской субкультуры и любителем нацизма. На одной из фотографий он «кидает малую зигу», как принято называть салют правой рукой в среде праворадикалов.

Уроженец посёлка Сахновщина Харьковской области с началом АТО записался в добробат и пошёл убивать «ватников» — история для данной среды также весьма стандартная. Его жена Ирина из города Сокаль Львовской области на совместных фотографиях смотрится гораздо харизматичней и ярче своей половины.

Она также служила в рядах «Аратты», причём не только как медик, но и гордо позируя с винтовкой в руках на фронте. Примеры таких женщин в добробатах известны — например, Олена Белозерская из того же ДУК ПС, ныне на фронте в рядах ярошевской УДА. Белозерская с 2004 года была активисткой ультраправых организаций, активно училась там обращаться с боевым оружием. Похожая биография и у Ирины Лимешко.

Действительно, ещё подростком Ирина попадает в сферу деятельности Молодёжного националистического конгресса (МНК), действующего при Организации украинских националистов* (ОУН). В июле 2012 года в её аккаунте в соцсетях появляются один за другим репосты из групп МНК про тренировочные лагеря, проводимые этой организацией, такие как «Отвага» в Полтавской области, «Гурбы-Антоновцы» (Ровенская и Тернопольская области), «Повстанческая стража» (Тернопольская область) и т.д.

Более того, 16-летняя школьница вскоре возглавляет отделение националистической организации на своей малой родине.

«В небольшом городке Сокаль, что на Львовщине, недавно была создана ячейка Всеукраинской молодёжной общественной организации «Молодёжный националистический конгресс», — сообщалось 10 сентября 2012 года на сайте МНК. — Во время встречи молодые члены Сокальского МНК составили план деятельности на ближайшее время и избрали председателя ячейки — Ирину Михайлову».

В состав сокальского отделения организации входило, судя по опубликованным фото, семь ребят (в том числе двое очень высоких и крепких) и пять девушек. Однако лидером они выбирают хрупкую Ирину — видимо, было за что. Командирские качества у неё имелись.

«Приезжай в лагерь и покажи мне, на что ты способен! — обращается она, например, 5 ноября 2012 года к одному из ребят в соцсетях. — Покажешь мне летом в лагере, придёшь в мой рой (аналог армейского отделения в отрядах УПА*, а затем и в МНК — ред.), я там буду ройной, и докажешь мне».

Подготовка в лагерях МНК ведётся подчёркнуто «по-штурмовому», как к настоящей войне. Не случайно в 2013 году подготовленные в них бойцы составят 14-ю сотню «самообороны» Майдана «Вольные люди», слывшую одной из самых «отмороженных».

Ирина рядом с ними на баррикадах в Киеве. Вновь командир медицинской бригады.

Уже в середине марта в её аккаунте новые фото — «с нашими хлопцами 14-й сотни и на полигоне». Отряды майдановцев спешно оформляют в ряды Национальной гвардии, дают им краткий курс молодого бойца на армейских полигонах для отправки на восточный фронт. Параллельно работают лагеря МНК, где Ирина тогда же действует в группе диверсантов.

На фотографиях лета 2015 года видно, что Ирина отрабатывает уже стрельбу то из ручного гранатомёта, то из снайперской винтовки. 1 августа 2015 года с выпуском националистов она прибывает в зону АТО. Первое место её пребывания известно из упоминаний в соцсетях — окрестности села Белая Каменка Тельмановского района Донецкой области. Военная часть — упомянутая выше «Аратта», где она работает в медицинской службе ДУК ПС «Госпитальеры». Позже рота перебрасывается в сектор «М» АТО под Мариуполь.

Впрочем, она не только медик, хотя в своём аккаунте выкладывает фотографии с фронта без оружия — а с оружием только на сборах МНК. На этой фотографии, мы видим Ирину со снайперской винтовкой.

То есть полученные в лагерях МНК и на военных полигонах навыки всё-таки применяла против «сепаров»? А конспирация — в том числе в Интернете — членам приученных таиться в лесах наследников бандеровцев даётся неплохо.

Такая вот молодая семья, члены которой — с перерывами на отдых — буквально не вылезали все последние годы с фронта, а жена так вообще была завсегдатаем лесных бандеровских лагерей по подготовке диверсантов. Так что навыками террористической деятельности Геннадию Лимешко вполне было где овладеть — и на фронте, и даже дома.

Как сообщили сегодня в Центре общественных связей ФСБ, Геннадий Лимешко, задержанный в Крыму, должен был поджечь лес, повредить линию электропередачи и поспособствовать обвалу горных пород на трассу.

На кадрах, которые были опубликованы, видно, что у задержанного изъята в том числе граната, а также пила, которой он уже успел подпилить опору ЛЭП.

Как рассказали в ЦОС ФСБ, в Крым Лимешко был направлен из Херсонской области.

* Организации запрещены в России Верховным судом РФ.

Владислав Мальцев
Оригинал публикации