Бывшие военнослужащие и добровольцы либо отбирают часть урожая, либо предлагают владельцу сельхозпредприятия услуги, от которых нельзя отказаться: «крышу». О причастности ветеранов АТО (антитеррористической операцией украинские власти называют боевые действия в регионе) к рейдерским захватам, убийствам и похищениям говорили и раньше. Чем грозит Украине новая махновщина, разбиралась «Лента.ру».

Битва за урожай

В ночь на 10 августа «киборг» (так в Киеве называют участников боев в Донецком аэропорту) Евгений Турчак поделился откровениями: вернувшиеся из зоны АТО военнослужащие зарабатывают тем, что грабят фермеров или защищают их от налетов других таких же ветеранов. «Обзвонил сегодня 42 своих боевых товарища (…). В итоге 20 из них не в цивилизации, а в полях у фермеров. Это новый вид заработка для "атошников" — решать вопросы для фермеров, а они хорошо платят», — рассказал он.

При этом Турчак поведал детали бизнеса своих товарищей по оружию: бывшие бойцы «отбивают или удерживают поле, а взамен забирают урожай с половины, это примерно 200-400 тысяч долларов». Кроме того, некоторые ветераны устраивают для владельцев полей спектакли — постановочные налеты. «Разбились на две группы, одна приходит к фермеру и создает проблемы. Тут же появляется вторая группа и их решает за вознаграждение. Все довольны — фермер-лох сохранил урожай и землю, а рейдеры заработали», — объяснил Турчак.

На разоблачения ветерана откликнулся Павел Тука — участвовавший в АТО сын министра Украины по делам беженцев Георгия Туки. Он подтвердил, что такое явление распространено, и объяснил, что ветеранов включают в состав рейдерских групп вовсе не из-за их высоких боевых качеств. «Чаще всего атошников привлекают в этот движ не из-за того, что они воины ***** (отличные — прим. «Ленты.ру»), а исключительно для того, чтоб в случае провала своего грязного дела можно было потом орать о побитых героях, ветеранах и патриотах!» — написал Тука-младший на своей странице в Facebook.

Перед посевной

Украинские СМИ о битвах за урожай начали писать задолго до уборки — в тот период, когда еще шла посевная. В апреле на западе страны, в Тернополе, была объявлена «народная мобилизация» ветеранов АТО против неких харьковских «титушек» (молодых людей спортивного телосложения, используемых для силовой поддержки), которых якобы нанял местный агрохолдинг «Мрия».

В мае в Винницкой области произошел конфликт между ветеранами АТО и сельским советом из-за земельного участка. В том же месяце и в том же регионе полицейские задержали более сорока участников налета на ферму в селе Метановка. Правда, тогда не уточнялось, сколько налетчиков получили боевой опыт в Донбассе. Резонансный инцидент вызвал резкую реакцию министра внутренних дел страны Арсена Авакова: глава украинского МВД пообещал соблюдать священное право государства на насилие. «Есть еще желающие рейдерить, играть титушиными мускулами и оружием, присваивая себе право на насилие? Непонятно? Тогда мы идем к вам», — грозно предупреждал Аваков в Facebook.

Видимо, не все вняли призывам министра: в конце июня в Кировоградской области произошли столкновения между жителями села Бережинка, бойцами Национальной гвардии и бывшими участниками АТО из батальона «Донбасс». Причиной стычки стала попытка взять под контроль местное сельскохозяйственное предприятие. Лидер ветеранов Евгений Шевченко раскрыл всю подноготную конфликта: по словам бывшего бойца «Донбасса», они с местными жителями противодействовали рейдерскому захвату, который попытались устроить сотрудники некоей охранной компании, а бойцы МВД потворствовали захватчикам по приказу Авакова.

Фактически ветеран АТО признал, что в битве за урожай силу используют все вовлеченные стороны, МВД тоже участвует в схемах раздела земли и урожая. Наем бывших военнослужащих в качестве силового аргумента «в спорах хозяйствующих субъектов» — уже устоявшаяся практика на Украине. В апреле, например, ветераны обвинили лидера Радикальной партии и депутата Рады Олега Ляшко в том, что тот нанимает «атошников» для рейдерских захватов предприятий. В частности, тогда речь шла о попытке получить контроль над сетью супермаркетов. «Бойцам нашим предлагались большие деньги за участие в этих акциях. И вместе с тем некоторым добровольческим батальонам предлагались проценты после уничтожения сети, после перехода ее в собственность вторых рук», — рассказал ветеран АТО Олег Кравец. Он подчеркнул, что «на Украине рейдерство приобрело такие масштабы, что Янукович (бывший президент Украины — прим. «Ленты.ру») нервно курит в сторонке». Примечательно, что Ляшко и его соратники при этом позиционируют себя как борцы с коррупцией во власти.

Неонацисты с удостоверениями МВД

Стремление поучаствовать в «экспроприациях», к слову, появилось у ветеранов фактически с самого начала боевых действий в Донбассе. Летом 2016-го в интервью украинскому СМИ один из криминальных авторитетов признал, что после событий на Майдане лидерам уголовного мира «приходится думать над тем, как себя вести с беспредельщиками из радикальных организаций и добробатов». «Их бойцов все чаще привлекают для отжима (рейдерство, незаконный захват — прим. «Ленты.ру») предприятий. Также радикалы начали крышевать подпольные водочные цеха. Черный рынок оружия тоже становится их темой. Некоторые организации пытаются нагнуть даже торговцев наркотиками, требуя от них выплаты дани», — рассказал собеседник издания.

Появление на улицах городов и сел большого количества вооруженных людей из малопонятных силовых структур было инициировано самими украинскими властями. В 2014-м, когда развернулись бои в Донбассе, Киев дал добро на создание добровольческих батальонов, которые фактически стали вооруженными формированиями под частным командованием. «Отжимы пошли из зоны АТО, когда для добровольцев было выгодно объявить кого-то врагом страны, назначить его сепаратистом, ограбить, отнять машину, урожай и тем самым поправить свое финансовое положение — "де нас-то никто не финансирует", и это было массово. Сейчас эти ребята перебрались в тыл и привычное для себя занятие практикуют по всей Украине», — отмечает украинский журналист Александр Мединский, воевавший в Донбассе.

Он подчеркивает, что присвоением чужого имущества на начальном этапе конфликта грешили обе стороны, затем командования украинских сил и ополчения смогли навести порядок на передовой, но в тылу осело много «героев» с мутными биографиями. «В Украине, к сожалению, очень распространено ношение камуфляжа. Много "ветеранов" которые пытаются себя выдавать за участников АТО, еще больше людей являются реальными ветеранами АТО, но проверить, где эти люди были, очень сложно, многие не попали ни в какие списки, не значатся в реестрах армий и штабов. Были ли они там хоть один день или всю свою карьеру строили в тылу?» — рассуждает Мединский.

По его словам, в некоторых случаях добровольческая вольница даже включается в структуру правоохранительных ведомств. В качестве примера он привел случай с киевлянкой, у которой возник конфликт с националистами после отказа делать пожертвования на теплые вещи для участников АТО. «Ее травит организация С14 (часть запрещенного в России экстремистского «Правого сектора» — прим. «Ленты.ру»), и эти ребята приходили к ней с удостоверениями полиции. Они являются националистами, я бы сказал, неонацистами, и они пользуются удостоверениями МВД», — объясняет Мединский.

Ветеран АТО подчеркивает, что проблема неустроенности вернувшихся с войны характерна для всех стран, а не только для Украины. «Испокон веков такая практика характерна для людей, которые остались после боев не у дел, не хотят жить будничной жизнью окружающих, как они считают, "лохов". Пример — это афганцы (советские военнослужащие, воевавшие в Афганистане — прим. «Ленты.ру»), которые собирались в группы, крышевали бизнес. Это ненормальная, но привычная ситуация для ветеранов войн», — резюмирует Мединский.

Народные традиции

Конечно, Украина не первая страна, которая сталкивается с тем, что люди, вернувшиеся из зоны боевых действий с постравматическим синдромом, не нашли себя в мирной жизни. Проблема в том, что этот ресурс сейчас активно задействуют не только бизнесмены и криминальные авторитеты, но и политики в Киеве и других городах. Как расходный материал добровольцев используют и силовые органы — МВД и Служба безопасности Украины (СБУ) — после того, как участники АТО выполнят заказ их без сантиментов отдают под суд.

В том, что экономические споры в стране решают непонятные люди в камуфляже и с оружием можно усмотреть национальный колорит и даже возрождение традиций гайдамаков и махновцев. Но надо помнить, что и тех и других устранила другая организованная сила, которой пока на Украине не заметно. Официальный же Киев пока ограничивается грозными «последними китайскими предупреждениями», при этом чиновники и депутаты, которые произносят правильные слова сами активно участвуют в конфликтах, где сталкиваются наемники — ветераны АТО.

Александр Шикроков

Источник публикации