Спустя три года после прихода к власти новое руководство страны бьёт рекорды по недоверию. Президент, премьер-министр, спикер Верховной Рады, предыдущий глава Кабмина — лидер второй политсилы в коалиции — ни у кого сейчас нет поддержки более 20 % избирателей. При этом к каждому негативно относятся более 75 % опрошенных. По данным исследования, проводившегося в течение трёх лет по заказу International Republican Institute (IRI), почти у всех за последний год поддержка снова упала, хотя наибольший её обвал пришелся на 2015 год.

У оппозиции дела обстоят не лучше. К Юлии Тимошенко, Олегу Ляшко и Юрию Бойко плохо относятся более 70 % респондентов. В целом на Украине нет ни одного политика национального уровня, чья доля доверяющих не отстает в разы от доли тех, кто ему не доверяет. По данным опроса GfK Ukraine, рекордные 65 % опрошенных не знают, за кого проголосовали бы на выборах президента, если бы те состоялись прямо сейчас. Или просто не пошли бы на них.

Тотальное недоверие к политическим лидерам не является особенностью украинцев вроде привычки постоянно прибедняться или говорить, что сегодня жизнь хуже, чем вчера. Для сравнения: по данным опроса фонда Демократичні ініціативи, проведённого в ноябре 2002‑го, за два года до президентской гонки Виктору Ющенко доверяли 28 %, тогда как не доверяли лишь 29 %. Да и после Евромайдана новым президенту и премьеру удавалось сохранять положительный баланс доверия и недоверия до начала 2015‑го, а лидерам новой волны Андрею Садовому и Михаилу Саакашвили — вплоть до конца 2015 года.

Популярным лицам с телеэкранов не доверяют, поскольку считают их тотально коррумпированными. И в восприятии граждан коррупция власти — причина их бедности. В ходе опроса IRI свыше 50 % украинцев среди трёх самых важных проблем страны назвали военные действия в Донбассе и коррупцию в госорганах. Хотя в списке личных тревог респондентов первые два места занимают экономические вопросы: рост цен и безработица, а коррупция лишь на пятой строчке.

Массовые факты коррупции, вскрытые уже при новой власти в 2016 году, вновь привлекли внимание граждан к проблеме. И, похоже, именно по этой причине ни экономическое оживление, ни реальный рост зарплат в стране не привели к улучшению потребительских настроений. Сейчас всего 11-13 % украинцев полагают, что страна движется в правильном направлении. Такой же показатель наблюдался в 2013 году при президенте Януковиче.

Снижает готовность украинцев поддерживать власть независимо от доверия к ней и падение значимости конфликта в Донбассе. Согласно опросам, восприятие его важности постоянно уменьшается с весны 2015 года. Как раз этим можно объяснить отчаянные попытки властей переключить внимание граждан с коррупции и экономических трудностей на борьбу с внешним врагом. Например, блокирование российских сайтов и социальных сетей спустя три года после начала агрессии РФ.

Потеря доверия к политикам, пришедшим к власти ценой человеческих жизней, разуверяет граждан в перспективах страны в целом. И это разочарование усиливают постоянные попытки власти втоптать в грязь, стремясь переизбраться на безрыбье, любого заметного оппозиционера.

В прошлом году украинцы получили 1,3 млн разрешений на работу в Польше. По сравнению с предыдущим периодом этот показатель вырос вдвое. Активно приглашают соотечественников и Венгрия, и Эстония. Всё реальнее становится угроза потерять не только трудящийся класс — тех, кто уже не верит в возможность заработать на нормальную жизнь на Украине, но и предпринимателей с их капиталами и инициативой. Эта проблема может стать раковой опухолью для страны, какое‑то время невидимой, но подрывающей экономический рост и разрушающей пенсионную систему.

Остановить процесс можно, лишь вернув доверие граждан к политическому классу. И показать готовность разорвать замкнутый круг безнаказанной коррупции должна как нынешняя власть, так и новые политики, у которых хватит смелости и таланта пойти на войну с системой. Без этого Украину ждут годы вялой экономики, утечки мозгов и слабости перед новыми угрозами со стороны агрессора.

Исполнительный директор Центра экономической стратегии, член совета Реанимационного пакета реформ Глеб Вышлинский

Оригинал публикации