В пятницу Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ) обнародовало свою позицию относительно принятого накануне законопроекта №6382 о продлении на два года действия повышенной пошлины на экспорт металлолома — 30 евро за тонну вместо 10.

Этот законопроект нарушает договоренности Украины и ЕС, о чем ЕвроПравда уже писала. Неслучайно накануне голосования в Раде представительство ЕС в Украине обнародовало заявление, выразив надежду, что депутаты будут уважать международные обязательства, которые публично взяла на себя Украина, "еще одного двустороннего торгового спора с ЕС" можно будет избежать.

Казалось, ответ на вопрос, быть ли скандалу, зависел от президентского вето. Однако в правительстве нашли вариант компромисса.

МЭРТ, проведя «широкое обсуждение законопроекта с заинтересованными сторонами: народными депутатами, ассоциациями металлургов, представителями металлургических предприятий, Правительственным офисом по европейской и евроатлантической интеграции», принял решение рекомендовать президенту подписать закон.

«Законопроект имеет целью стабилизацию работы украинских металлургических предприятий в условиях военной агрессии, сохранение 25 тыс. рабочих мест. В то же время, согласно существующим расчетам, металлургическая отрасль генерирует 15 млрд грн налоговых поступлений ежегодно, а потому обеспечивает бесперебойное финансирование нужд обороны и восстановления отдельных регионов Донецкой и Луганской областей», — отмечают в министерстве.

Однако еще важнее стало объяснение МЭРТ о том, каким образом можно избежать нарушения Украиной своих международных обязательств.

«В случае вступления в силу закона его положения будут применяться без ущерба для обязательств в рамках Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Для металлолома, который будет экспортироваться в ЕС, продолжают действовать ставки вывозной пошлины, определенные в Соглашении», — отмечается в заявлении.

Аргументы МЭРТ базируются на принципе доминирования международных соглашений над внутренним законодательством.

На первый взгляд, аргументы чиновников выглядят убедительно. Особенно учитывая то, что ЕС самом деле не является важным покупателем украинского металлолома.

По данным Госстата, в 2015 году (последнем до введения повышенных пошлин) из Украины был экспортирован лом на $289,5 млн, из которых в ЕС — на $6,3 млн. Львиная доля этого экспорта (на $227,1 млн) была поставлена в Турцию.

Подобная ситуация фиксировалась Госстатом и в прошлом году, а также в начале нынешнего. В последние годы украинский металлолом в ЕС почти не экспортировался. Основным его покупателем оставалась Турция, а в этом году — еще и РФ.

По этой логике, решение МЭРТ выглядит «спасательным кругом». Украина избегает нарушения соглашения с ЕС, но оставляет лом внутри страны.

Стоит отметить, что принцип доминирования международных соглашений в Украине действует очень редко.

Таможенники не читают международное законодательство, а руководствуются ведомственными приказами, поэтому, как правило, на практике требуется имплементация соответствующих норм в украинское законодательство. Например, по этой же логике, точно такое исключение для ЕС будет действовать и в отношении нынешнего моратория на экспорт необработанной древесины. Однако для древесины этот принцип почему-то не действует.

В конце концов, повышенные пошлины на металлолом, действующие в течение последнего года, действуют и в отношении экспорта в ЕС, что противоречит логике правительства.

Кроме того, по этой логике, аналогичный принцип должен распространяться на экспорт в другие страны, имеющие соглашения о свободной торговле с Украиной: все страны СНГ, Грузию, Норвегию, Исландию, Швейцарию, Лихтенштейн, Македонию и Черногорию. Об этом в заявлении МЭРТ не упоминается.

Наконец, такая логика еще более обостряет вопрос нарушения Украиной норм ВТО.

Ведь соглашение о вступлении в ВТО — тоже международный документ, ратифицированный Радой, и он также имеет преимущество над внутренним законодательством. И в этом документе мы также обязались воздерживаться от повышения экспортных пошлин.

При этом при обсуждении законопроекта накануне голосования его авторы ссылались на статью ХХ Генерального соглашения по тарифам и торговле ВТО «Исключения по соображениям безопасности», объясняя, что новое повышение экспортных пошлин не является нарушением норм ВТО.

Есть ли угроза национальной безопасности Украины от экспорта металлолома — вопрос дискуссионный. Впрочем, этот аргумент можно использовать в ВТО для защиты своих действий, принципы ВТО предусматривают такой механизм.

Точнее, можно было бы использовать. Ведь создание исключения для экспорта в ЕС полностью нивелирует логику ХХ статьи ГАТТ.

Ведь такие ограничения должны быть недискриминационными, а исключение для стран-членов ЕС создает дискриминацию. Таким образом, Украина почти гарантированно станет объектом жалобы в ВТО. С соответствующими последствиями.

В частности, частое использование статьи XXI ГАТТ (а мы ссылаемся на нее и в вопросе моратория на экспорт древесины) может существенно ослабить нашу позицию в крайне важном споре с РФ. Ведь исключения не могут быть регулярными.

Но что с ЕС? Блокирует ли инициатива МЭРТ наш потенциальный конфликт с Евросоюзом?

«Формально, мы интересов Европейского союза не нарушаем. С другой стороны, в наших соглашениях с ЕС, в частности в меморандуме о предоставлении макрофинансовой помощи, Украина обязалась воздерживаться от повышения экспортных пошлин на металлолом, без уточнений, что это касается только поставок в ЕС», — рассуждает директор по научной работе Института экономических исследований и политических консультаций Вероника Мовчан.

Позиция ЕС по этому вопросу пока не прозвучала. Это оставляет надежду на возможность достижения компромисса.

Впрочем, если до сих пор ЕС жестко настаивал на выполнении Киевом своих обязательств, даже не имея собственного интереса, то почему предложенные Кабмином исключения должны изменить эту позицию?

И наконец — предложенная МЭРТ схема создает немало возможностей для злоупотреблений.

Ведь контролировать конечное поступление украинского экспорта намного труднее, чем место происхождения товара, импортируемого в страну. А соответственно — почти невозможно контролировать, что экспорт, который по документам пойдет в ЕС (например, морем в Болгарию или Румынию), в действительности не попадет в ту самую же Турцию.

«Подобная схема уже работала в случае со шкурами крупного рогатого скота, когда на нее действовали экспортные пошлины, вспоминает Тарас Качка, который участвовал в переговорах по зоне свободной торговли с ЕС. "Весь экспорт шкур начал идти в Македонию, с которой действовал режим свободной торговли, после чего шел в Грецию», — вспоминает он.

Что гарантирует, что подобная схема не будет работать с ломом?

«Вопрос только в том, компенсирует ли возможность неуплаты повышенной пошлины затраты на перевалку груза и исправление документов», — неофициально отмечает представитель одной из металлургических компаний.

Юрий Панченко