Столь бурную реакцию верующих вызвали законопроекты за номерами №4128 и №4511. Фактически они, в случае принятия, приведут к ликвидации православной конфессии Московского патриархата (МП) на территории Украины силами государства и националистических радикалов.

ЧТО?

Первый законопроект, в разработке которого принимал участие Дмитрий «Потерьнет» Тымчук, предполагает, что общеукраинские и региональные руководители церковных структур, руководящие органы которого находятся в «государстве-агрессоре», должны назначаться по согласованию с органами государственной власти. Более того, деятельность такой конфессии может быть прекращена по решению государственных органов власти. Уставные документы церковных организаций такой конфессии тоже должны будут проходить регистрацию по особой схеме, не так, как другие. Предусмотрен в нем и прямой запрет конфессии, если она не понравится властям.

Другой законопроект предполагает возможность перевода храмов из одной конфессии в другую посредством «самоидентификации» прихожан. В пояснительной записке к этому проекту декларируется чуть ли не благородная цель. Его предлагают принять, чтобы наделить «представителей религиозных общин правом на сознательный выбор и свободную и беспрепятственную смену подчиненности религиозным центрам для удовлетворения своих религиозных потребностей и достойного выражения религиозных чувств». В реальности этот документ в случае принятия даст возможность рейдерства по отношению к церковному имуществу на законных основаниях. Когда, например, соберется группа активистов в камуфляже, объявит себя прихожанами и проголосуют за нужное им решение. Таким образом на Украине у Московского патриархата уже «отжали» до 40 храмов, а три священника были убиты.

Законопроекты вызвали гигантский резонанс. Против него высказались главы православных епархий (МП) не только на самой Украине, как, например, это сделал митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука, но и в России, а также главы религиозных католических, греко-католических и иудейских организаций. С обращением к главам государств «нормандской четверки», папе Римскому, генсеку ООН и генсеку Всемирного совета церквей выступил и Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл.

— В случае принятия данных проектов будет узаконена неслыханная для современной Европы дискриминационная правовая практика в отношении большинства православного населения Украины. Столь ограничительное религиозное законодательство не действовало на Украине даже в период коммунистического режима, а на остальной территории Европы нечто подобное существовало разве лишь во времена нацистского правления в Германии, — отметил Кирилл в своем обращении.

А существовало ли такое в нацистской Германии?

А КАК БЫЛО У НИХ?

Вы будете, вероятно, удивлены, но Гитлер ни одну из традиционных церквей не запрещал. Более того, до «Хрустальной ночи» в ноябре 1938-го в Берлине и других городах Германии и Австрии исправно работали синагоги. Уничтожение евреев в нацистской Германии проводилось не на религиозной, а на этнической основе.

Фюрер нацистской Германии хотел, конечно же, превратить национал-социализм в новую религию Германии. Он не любил католицизм, протестантизм, православие, сажал в концлагеря и уничтожал тысячи и сотни священников. В концлагерях даже существовали специальные «бараки священников».

Вместо запрета конфессий Гитлер пытался наладить сотрудничество с ними, чтобы иерархи и деятели Церкви выступали против его врагов. Не случайно на оккупированных территориях СССР с разрешения гитлеровских властей были открыты тысячи церквей под эгидой Русской православной церкви за рубежом. Что не мешало тому же Гитлеру экспроприировать церковное имущество, если он считал это нужным. В Германии, например, он конфисковал имущество более 300 католических приходов и монастырей.

До конца Великой Отечественной войны в немецкой армии существовал институт военных капелланов. Солдаты Вермахта присягали, начиная свою речь со слов: «Перед лицом Бога». На пряжках их поясных ремней было напечатано «С нами Бог». Лишь эсэсовцы присягали лично Гитлеру, но и в их присяге присутствовал Бог. Она завершилась словами: «И да поможет нам Бог».

Церковь была весьма уважаема и в фашистской Италии, где Бенито Муссолини был просто вынужден учитывать фактор Ватикана.

А вот совсем другая картина была в Хорватии, где к власти пришли хорватские фашисты — усташи — под руководством Анте Павелича. Там фашистское руководство приняло законы, которые очень созвучны по идеям тем, которые сейчас лежат в Верховной Раде Украины (ВРУ): «Правило о незаконности кириллического алфавита», «Правило о гражданстве», «Правило о переходе из одной веры в другую» и такие же иные. Сербов обязали носить голубую повязку с буквой «Р» (pravoslavac), чтобы их было легко и удобно распознать во время погромов и карательных акций. Сербам полностью запретили кириллицу, даже на надгробных памятниках (кстати, на сайте президента Украины уже появилась петиция о переходе украинского алфавита на латиницу с кириллицы). А после того сербам и евреям запретили ходить по тротуарам, разрешив передвижение исключительно по центру улицы. Итогом такой политики стал настоящий геноцид сербов и как этноса, и как православных: если до начала войны на территории, ставшей Хорватией, проживало до 2,2 млн сербов, то к концу войны их осталось менее 500 тысяч человек. И это можно с полным основанием назвать войной католической фашистской Хорватии против сербского православия.

ЗАЧЕМ?

Практически все опрошенные эксперты и представители самих же конфессий отмечают, что принятие этих законопроектов на Украине проведет еще одну линию разлома через Украину. На этот раз уже не между «сепарами» и «заединщиками», не между «промоскальскими» и «свидомыми», а еще и между православными канонической Церкви и самопровозглашенного и не признанного другими патриархата. И такой конфликт моментально перерастет в религиозную войну, где государство со своей мощью (а против обычных верующих прихожан Украина представляет собой очень мощную силу) выступит на стороне «православных укропатриотов». Митрополит Лука в своем обращении и призвал предотвратить начало религиозной войны, которая на порядок страшнее войны обычной, нерелигиозной.

Кое-какое понимание катастрофы, которую несут собой эти законопроекты, стало наступать и у депутатов Верховной Рады. Заместитель главы фракции «Блок Петра Порошенко» Алексей Гончаренко пообещал, что означенные законопроекты не будут рассматриваться на заседании парламента 18 мая.

— Мы должны не просто трижды, а триста трижды подумать перед тем, как вообще в какие-то вопросы, связанные с религией и церковью, вмешиваться через законодательные действия. Считаю, что сегодня мы не должны это рассматривать и мы это рассматривать не будем, — пояснил он.

Но, заметьте, он не сказал, что Рада эти законопроекты отвергла, вернула авторам или завернула каким другим способом. Нет. Просто отложила рассмотрение. На неопределенный срок. Это может произойти завтра, через неделю, месяц. Когда угодно. Когда это будет угодно тем радикалам-неонацистам, которые испугались после 9-го мая, что еще у очень значительной части украинского народа сохранилась, по крайней мере, историческая память. Наличие которой ставит под угрозу существование в ранге героев как новообъявленных националистов и пособников нацистов вроде Бандеры, Шухевича и других, так и самих «новых героев новой Украины». Потому что если герои не они, а герои Украины времен СССР, то это общие, получается, с Россией герои. А общего у Украины с Россией не должно быть ничего. Ни истории, ни трубы, ни ценностей (скреп).

Страх населения — единственный способ, который оставит нынешнее руководство Украины и националистов-радикалов у власти в этой стране еще на какое-то время. Жестокость — единственный инструмент, способный нагнать этот страх на население. И они обязательно вытащат эти законопроекты из-под сукна.

Тем более, что впереди у Украины очередные повышения тарифов, пенсионная реформа (нет, повышение не пенсий, а пенсионного возраста, чего требует МВФ), открытая распродажа земель и многое другое. Что вызовет еще большее недовольство населения. И тот же «безвиз», кстати, который не оправдает надежд, поскольку не дает права на легальное, защищенное законодательством трудоустройство в Европе.

Запрет российских социальных сетей, программных продуктов и интернет-ресурсов, война с православием (МП), прямое вмешательство светского государства Украины в религиозные дела, да мало ли что еще — прекрасный способ отвлечь население новыми врагами. И что с того, что между повышением цен и церковью Московского патриархата нет никакой логической связи.

Но логика — это не то, что может сейчас выжить на Украине.

P.S. Всемирный Совет церквей осудил антицерковные законопроекты и призвал отозвать их из Верховной Рады.

P.P.S. Православные прихожане зовут власти, образно говоря, к примирению и ангелу, парламентарии и радикалы тащат Украину к войне и бесу. Так и порвать ее недолго.

 

«Комсомольская правда»

Александр Гришин