Поздно вечером в воскресенье в Турции было много шума. Сначала правящая Партия справедливости и развития устроила победный фейерверк над зданием своей штаб-квартиры. Затем ее противники начала стучать по кастрюлям и сковородкам, и улицы заполнились грохотом, который издавали разгневанные люди. Так звучит разделенная страна.

Таким образом обе стороны отреагировали на предполагаемый успех президент Реджепа Тайипа Эрдогана. Но до поздней ночи в воскресенье не было никаких официальных данных относительно результатов референдума об изменении Конституции в Турции, и, конечно же, не было никаких корректных и достоверных данных. Но именно это обстоятельство и делает этот вечер столь симптоматичным в том, что касается состояния страны.

Дело в том, что Эрдоган тем не менее объявил о своей победе. Достоверные и поддающиеся проверке факты так же мало волнуют его приближенных, как и мирная совместная жизнь внутри страны. Они раскалывают турецкое общество, делят его на победителей и побежденных и принуждают голосовать определенным образом, вместо того чтобы признать за народом его суверенное право. Они говорят так: если ты не хочешь, то тогда мне нужна власть.

Одержал ли на самом деле Эрдоган победу по результатам своего референдума, — об этом можно будет судить лишь через несколько дней, а может быть, и вообще никогда. Подвергаемая притеснениям оппозиция говорит о манипуляциях на этом и без того нечестном голосовании. Однако Эрдоган заявляет о победе, и одним этим уже делает из себя победителя. Только он определяет реальность. Правдиво лишь то, что говорит президент. Это отличительный признак диктатуры.

И до этого в Турции уже не было достаточно сильных институтов, чтобы остановить Эрдогана. Судебную систему и полицию он подверг чистке, критически настроенные средства массовой информации закрыты, журналисты и оппозиционеры брошены в тюрьмы. Этот режим систематически лишал влияния те институты, которые в демократическом обществе создают препятствия для злоупотреблений властью. Теперь изменение Конституции должно формализовать эту тенденцию, укрепив тем самым всемогущество Эрдогана. Судя по всему, протесты оппозиции в конечном итоге ничего не смогут изменить.

Вызывает возмущение то, что и немецкие политики, охотно изображающие из себя жертв Эрдогана, попадают в ту же самую ловушку. Председатель партии «Зеленые» Джем Оздемир и Сара Вагенкнехт еще вечером без всякой необходимости согласились с тем, что результаты референдума оказались в пользу Эрдогана.

Однако в Турции существует весьма активная оппозиция этому режиму, что и подтверждает воскресный вечер. Незначительный перевес и неясные результаты референдума по сути являются отрезвляющим элементом для Эрдогана. Даже использование всех возможностей пропаганды, а также исключение критических мнений и устранение части оппозиции не позволили ему привлечь на свою сторону столько же сторонников, столько его Партия справедливости и развития, а также ее союзник ультранационалистическая Партия националистического движения получили на парламентских выборах в 2015 году.

В Стамбуле, Анкаре и Измире, в трех крупнейших городах Турции, большинство людей — даже по не вызывающим особого доверия данным полугосударственного новостного агентства Anadolu — проголосовали против Эрдогана. Некоторые классические оплоты Партии справедливости и развития не поддержали предложение Эрдогана.

Прошедшее голосование свидетельствует о расколе в стране, и в действительности оно не дает никакого мандата на фундаментальную перестройку государства. Изменения Конституции требуют особенно широкой поддержки. Кроме того, высшие избирательные власти страны в день голосования нарушили собственный избирательный закон, когда его представителями было заявлено о том, что бюллетени без официальной печати также будут учитываться.

Эрдогана не волнует легитимность

Все это наносит ущерб процессу легитимного внесения изменений в Конституцию. Однако речь идет в данном случае о тех демократических принципах, которые не устраивают Эрдогана. Его попросту не волнует легитимность. Президент Эрдоган уже давно обещает создать «новую Турцию», которая должна объединить в себе существующую сто лет Турецкую республику с имперским османским прошлым. На самом деле Эрдоган является могильщиком Турецкой республики. Тот процесс, который начал в свое время Кемаль Ататюрк, подходит к своему концу. Обещание о том, что граждане будут сами собой управлять, так и не было выполнено с момента образования турецкого государства в 1923 году, как оно не было выполнено и в служивших образцом европейских республиках. Турция всегда была неполной республикой с множеством серьезных проблем. Однако от этого обещания никто не отказывался. Тем не менее в это воскресенье — слишком рано и, к сожалению, ожидаемо — умерла Турецкая республика.

Ленц Якобсен
Оригинал публикации
Перевод ИноСМИ