Аналитика

Хорватия - как образец, Сербия - как реальность

Пётр Сафонов
автор Ukraina.ru

Украинскую армию на фоне опыта югославских войн рассмотрел автор «Украина.Ру» Пётр Сафонов

12 сентября министр обороны Украины Степан Полторак заявил, что Украина увеличила свою армию до 280 000, тогда как в прошлом году, по его словам, она составляла 146 000. Впрочем, это цифра, которая была на начало 2014 до военных действий. А в минувшем декабре, выступая при своем переутверждении в Верховной Раде, министр говорил, что численность ВСУ составляет 232 000 человек, а в 2015 они вырастут до 250 000.

Получается, план перевыполнен, а министр не хвастает таким успехом и не указывает его причины. На самом же деле они, видимо, объясняются достаточно просто. Названная министром цифра учитывает как тех кто был мобилизован сейчас, в ходе шестой волны мобилизации, так и тех, кто был мобилизован год назад в ходе третьей волны и сейчас подлежит демобилизации. Когда же она пройдет, то очень возможно численность украинской армии окажется даже меньше декабрьских расчетов министра.

Впрочем, остановится на цифре в 250 000, а заодно учтем, что есть еще Национальная гвардия. По закону, ее максимальная численность 60 000 человек, но в украинских СМИ проходила информация, что весной она составляла порядка 40 000. Допустим, сейчас она несколько больше и в целом под ружьем на Украине стоит 300 000 человек. Много это или мало?

Думаю, корректно сравнивать эту цифру не с временами Богдана Хмельницкого или Великой Отечественной, а с той войной, на которую сейчас особенно любят ссылаться украинские политики, говоря о перспективе решения проблемы Донбасса, а именно — с операцией «Буря», когда в августе 1995 хорватская армия уничтожила сербскую Крайну. Тогда ее численность достигала 200 000 человек. По крайней мере так утверждает «Хорватский мемориально-документальный центр отечественной войны». 

А теперь считаем. Численность населения Хорватии составляет 4,7 миллиона человек. Это в 9 раз меньше населения, которое осталось на Украине после потери Крыма и Севастополя. Тем не менее, Загреб к концу четвертого года войны собрал армию, которая лишь в 1,5 раза меньше украинской армии, собранной с такими беспрецедентными мерами по отлову призывников.

А хорваты, похоже, обошлись без аналогичных мер. Зато куда больше известно, как к ним прибегали сербы. Вот что пишет очевидец тех событий Олег Валецкий в книге «Югославские войны» о попытках мобилизации жителей Сербской Крайны, которые в 1995 проживали в Сербии: «Югославская милиция при поддержке ряда «неофициальных» военизированных организаций организовали настоящую охоту за людьми, хватая их по квартирам, кафе, базарам. Известны были случаи, когда при попытках к бегству этих людей убивали на месте, а об избиениях и оскорблениях вообще можно не вспоминать».

По-моему, очень похоже на мобилизацию на Украине, разве что в нашем случае, кажется, не было информации об убийствах при попытках к бегству. Ну так ведь жители Крайны были для сербов официально не согражданами, а подданными другого государства, пускай братского.

Впрочем, четырьмя годами раньше провалилась мобилизация и в самой Сербии, когда началась ее война с отделившейся от Югославии Хорватией. Об этом написано во многих источниках. Вот что, например, говорится в упомянутой книге Валецкого: «В особо плачевном состоянии находился Крагуевский корпус, чьи части, едва собранные из резервистов (и отказчиков было предостаточно), часто распадались либо сразу по мобилизации, либо на границе с Хорватией. Впрочем, в таком состоянии находилось большинство резервных частей ЮНА, мобилизуемых уже в сентябре 1991, укомплектованных лишь на 50-60% из-за многочисленных случаев уклонений от военной службы».

Обратим внимание на цифры — 60%. Это как раз показатель выполнения третьей волны мобилизации по официальным данным. Да, Украина может записать себе в актив то, что ее части не распадались, как Крагуевский корпус, а к 60% показатель мобилизации упал не сразу, но лишь на второй год военных действий. Но это все мелочи — понятно, что с каждой новой волной мобилизации поддерживать не только численность, но и боеспособность армии будет все труднее. И какой же тогда выход?

Выход опять-таки подсказывает история югославских войн. А именно опыт Сербии. Оказавшись неспособной отмобилизовать армию, она вынуждена была опираться, в основном, на самодеятельные воинские формирования с весьма условным подчинением военному командованию — четники радикальной партии, «Белые орлы» Мирко Йовича, сербская добровольческая гвардия Желько Рожнятовича по кличке Аркана играли самую активную роль в тех событиях.

Аналог этих формирований на Украине — добровольческие батальоны, как номинально вписанные в силовые структуры Украины, так и никуда не вписанные, то, есть прежде всего добровольческий корпус «Правого сектора» (экстремистская и запрещенная в России организация). Следовательно, если мирного урегулирования не произойдет, то киевская власть вынуждена будет все больше на эти батальоны опираться.

Разница с Сербией здесь лишь в том, что Югославская народная армия (на тот момент состоявшая уже почти исключительно из сербов) вела боевые действия в Хорватии, а затем в Боснии, лишь несколько месяцев. В дальнейшем же формально Белград не претендовал на населенные сербами территории Хорватии и Боснии, хотя продолжал оказывать им неформальную поддержку. А «Белые орлы» и тому подобные формирования перелетели за границу Сербии — в Крайну и Сербскую республики в Боснии.

Но если Сербия так сплавила за свои пределы буйных пассионариев, то в случае же с Украиной такой вариант невозможен. И если Киев не готов к мирному решению, ему необходимо будет все больше опираться на добровольческие батальоны, пытаясь их понемногу интегрировать. А такие попытки имеют предел возможностей. То есть надо будет закрывать глаза на большинство их «художеств», кроме наиболее вопиющих. Но и при таком варианте в условиях падающей экономики, опора власти на «Азовы» и «Айдары» будет напоминать сидение на пороховой бочке, в которую дополнительно будет добавляться порох.

опрос

Оцените дизайн сайта Украина.ру

-2-1012
Яркий
Скучный
Понятный
Непонятный
Удобный
Неудобный
Привлекательный
Отталкивающий
Сложный
Простой
Мнения