Аналитика

Ужас авианалетов не стирается законами и автономиями

Владимир Корнилов
Политолог, аналитик, автор Украина.РУ

После принятия Радой закона об «особых полномочиях» Донбасса у многих возник закономерный вопрос: что мешало все это принять раньше, не ценой тысяч смертей? Что мешало киевским властям подумать на будущее, как предупредить подобный кровавый раскол Украины, задается вопросом Владимир Корнилов

С момент возникновения политического термина «Украина» ее отцы-основатели разных поколений и разных политических взглядов призывали к федерализации этого края. Когда в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века распадался СССР, находились и сторонники, и противники незалежности во Львове и в Донецке, которые призывали создать именно эту модель, а не унитарную Украину.

Сохранилась бы в таком случае Украина в границах 1991 года? Не знаю, глубоко сомневаюсь. Но некоторые эксперты, включая вашего покорного слугу, предупреждали: федеративная (а еще лучше — конфедеративная) модель будет способствовать либо сохранению этих границ, либо же цивилизованному, бескровному, менее болезненному разводу — по образцу чехословацкого.

Киев не пошел на это, сделав слово «федерализм» ругательным.

Кровавые события 2014 года — закономерное следствие этой упрямой унитарности, «соборности», фальшивых призывов к фальшивому «единству». Отныне реальная возможность сохранить это единство растоптана, взорвана авиабомбами, сожжена в домах профсоюзов, расстреляна «Градами». Бездумные, кровавые действия украинского режима запустили необратимый процесс оформления де-факто государственного образования в Донбассе, а возможно — и по всей Новороссии.

Об этом, в частности, очень толково написал в своей колонке во влиятельной американской газете «The Washington Post» профессор Чарльз Кинг, признанный на Западе авторитет в области европейской истории и политики постсоветского пространства. Колонка так и называется: «Отколовшийся от Украины регион становится де-факто страной».

Профессор приводит аналогии событий 2014-го в Донбассе с событиями начала 90-х в Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии. Аналогии, конечно, уместные, хотя автор не указывает на один существенный момент: если тогда, в начале 1990-х, раздробленная, дезориентированная, гораздо более слабая Россия смогла защитить население этих регионов и помочь отстоять их фактическую независимость, то неужели кто-то допускает возможность менее решительных действий современной, гораздо более мощной и гораздо более целеустремленной России?

Кинг приводит целый ряд аргументов, подтверждающих необратимость становления государства Новороссия за пределами Украины.

И пожалуй, впервые в западной прессе указывает на один из самых важных факторов — на то, что теперь, после того, как украинское государство жестоко разбомбило города Донбасса, доказать жителям этого региона необходимость жить в этом государстве будет крайне сложно, если вообще возможно.

И вина за это, как абсолютно верно заметил профессор, целиком и полностью лежит на Киеве. «Независимо от соотношения плохих поступков в украинском конфликте, именно центральное правительство совершило особый акт: это единственная сторона конфликта, которая, можно сказать, применила тяжелое вооружение против собственных граждан. Этот факт отныне будет повторяться в формирующемся нарративе относительно борьбы Новороссии за выживание — так же, как это было на памяти большей части поколения Приднестровья, Абхазии и др.», — пишет Кинг.

И это действительно так. Многое можно исправить, теоретически возможно восстановить экономику, заново отстроить дома (хотя Киев явно не горит желанием заниматься этим), принять различные законы о различных «особых статусах» и «автономиях», но тысяч жизней уже не вернуть.

Уже не стереть из памяти нескольких поколений дончан и луганчан ужаса авианалетов на мирные города, минометных обстрелов, танковых ударов по мирным селам. Этот ужас не стирается никакими законами, никакими постановлениями, никакими автономиями — реальными или мнимыми.

В киевской прессе постоянно пугают дончан неудобствами пребывания в непризнанном государстве. Киевляне искренне верят пропагандистским рассказкам о том, как отныне тяжело живется жителям Крыма, вернувшегося домой. Рассказчиков даже не смущает простое сопоставление зарплат и пенсий, которые в Крыму уже выше, чем в Киеве, не говоря уже об остальной части Украины. Но самое главное, чего не могут понять киевляне, так это то, что крымчане видят нынешнюю судьбу Донбасса и благодарят Бога за то, что их миновала сия страшная участь, что они защищены от любой киевской хунты, способной отправить артиллерию и бомбардировщики против мирных жителей.

Вот и Кинг указывает на неоспоримый факт, который почему-то не могут понять в Киеве: для большинства жителей полуразрушенного Донбасса на первом месте сейчас — желание жить в мире, а уже затем они думают о том, будет или не будет их будущее государство признано на международном уровне. Указывая на опыт непризнанных или частично признанных государств постсоветского пространства, профессор пишет, что жители рано или поздно приспосабливаются к жизни в «де-факто государстве», за пределами своей бывшей «метрополии» — они женятся, покупают собственность, посылают своих детей учиться в университеты, находят способы получить проездные документы, все больше и больше отдаляясь от бывших соотечественников.

При этом новые и новые поколения этих регионах вырастают на учебниках истории, на рассказах своих отцов и дедов, которые повествуют о героической борьбе против режимов, бомбивших их.

«Легко отвергнуть исторические реалии места, именуемого Новороссией, — пишет Чарльз Кинг. — Представление это всего лишь в виде российской пропаганды стало всеобщим рефреном среди западных журналистов и политических комментаторов. Но опыт других спорных регионов Евразии указывает на отрезвляющую перспективу Украины: перемирия и отчаянные обещания «особого статуса» обычно являются отправными точками для создания прочного де-факто государства — такого, которое международное сообщество не может разрушить, центральное правительство не может победить, и вокруг которого обычные люди в конце концов находят единство в проявлении лояльности».

И Кинг абсолютно прав! Не запоздалый, отчаянный, ничего сам по себе не значащий закон об «особом статусе» Донбасса, на который так набросились киевские «ястребы», стал определенной точкой невозврата Новороссии в состав Украины.

Таковой точкой стал момент отдачи приказа украинской армии открыть огонь на поражение против мирных жителей Донбасса, начало кровавой карательной операции, получившей название «антитеррористической». Подтверждена старая аксиома: армия совершает только один выстрел в свой народ, следующий выстрел совершается уже в чужой народ. И каждый новый выстрел, каждая новая бомба, посланная в сторону Донецка или Луганска, только укрепляют перспективы становления нового государства — де-факто государства. Поразительно, что в Киеве до сих пор многие этого не поняли, призывая бросать новые и новые бомбы, убивать мирных жителей, тем самым усиливая отчужденность региона, в результате становящегося государством.

Мнения